Рубрики
Новости

Секреты арабской кухни

Арабскую кухню условно можно разделить на несколько типов. Основные это кухня Ближнего Востока (Ливан, Сирия, Иордания и, пожалуй, Египет), стран Персидского залива (ОАЭ, Оман, Йемен и другие) и стран Магриба (Тунис, Алжир, Марокко, Мавритания, Ливия). Особенности национальной кулинарии зависят от того, где именно находится та или иная страна, есть ли там море, пустыня, развито ли сельское хозяйство и какие именно сельскохозяйственные культуры произрастают.

В местностях пустынных преобладают блюда из мяса с гарнирами (Иордания, Йемен, страны Персидского залива). Там, где процветает рыболовный промысел, наблюдается разнообразие блюд из рыбы и морепродуктов (к последним, кстати, арабы относятся весьма сдержанно). Ну а в странах, расположенных у Средиземного моря, арабская кухня испытывает на себе огромное влияние кухни средиземноморской. Рассказать обо всех этих тонкостях сразу значит, попытаться объять необъятное, однако попробуем…

Приправы

Вопреки довольно распространенному мнению, блюда арабской кухни не так уж и остры. Исключением являются, пожалуй, некоторые острые соусы вроде знакомой всем аджики (пример тунисская харисса) да национальные блюда Йемена и некоторых государств Персидского залива, где с незапамятных времен принято добавлять в пищу пряности, завозившиеся из расположенной недалеко Индии. Йемен и Оман были своего рода перевалочной базой на пути благовоний и пряностей в глубь континента. Тут был и большой выбор специй, и минимальные торговые надбавки . Традиционно считается, что острая пища потому более распространена в странах с очень жарким климатом, что приправы помогают желудку лучше переваривать съеденное.

Чем дальше на север, тем мягче еда. Все меньше в блюда кладут карри, черный и красный перец, шафран… Зато начинают добавлять свежую или сушеную (в зависимости от сезона) мяту, причем не только в чай, но также в салаты и даже некоторые виды супов. Не менее распространенными добавками служат зелень, лимонный сок и сами лимоны в мелко нарезанном виде.

Закуска

Вариантов закуски в арабской кухне чрезвычайно много. Туристы часто попадаются на том, что до отвала наедаются содержимым маленьких тарелочек с разнообразной закуской, не подозревая, что главное блюдо еще впереди. Среди закусок популярны всевозможные вариации на тему баклажанов, салаты, небольшие пирожки с различными начинками, соления и маринованные овощи (подробнее о них чуть позже), а также хуммус пастообразная замазка из тертого желтого гороха с кунжутным соусом-тхинией, оливковым маслом, чесноком и специями.

Салаты

Чаще всего делаются с добавлением растительного или оливкового масла. Реже с майонезом. И почти никогда со сметаной. Последнее объясняется тем, что сметаны как таковой в арабских странах почти нет, в продаже в основном лабан кисломолочный продукт, по вкусу напоминающий кефир, но более густой. Купить сметану можно лишь в крупных супермаркетах, да и то не всегда. В салаты кладутся те же овощи, что и в России ничего особого тут не придумали, разве что иногда добавляют листья мяты и лимонный сок или кусочки мелко нарезанного лимона. В ливанской кухне есть салат, называемый таббуля: измельченные помидоры, огурцы, лук, зелень (мята и петрушка), пшеничная крупа, оливковое масло и уже упоминавшийся выше лимонный сок. Этот салатик подают не только в самом Ливане, но и в многочисленных ливанских ресторанах, которые, кстати, довольно популярны в Европе.

Соления и маринады

Соленых помидоров или тем более арбузов вы в арабских странах не попробуете. Зато в изобилии присутствуют маринованные маслины или оливки (маслинами в России называют плоды черного цвета, а оливками зеленого в арабском же языке различия нет). Часто они маринуются с добавлением лимонного сока, что иногда шокирует россиян, употреблявших доселе лишь то, что продается в прибывающих из Испании жестяных баночках. Очень распространена смесь маринованных овощей, которую называют в Египте торши и часто подают в ресторанах (в том числе и в отелях) и забегаловках. В состав входят: морковь, крупная редька, иногда свекла, зеленые оливки, мелкий лучок (иногда и зубцы чеснока), острый зеленый перец (стручковый), уксус.

Фаст-фуд по-арабски

Кроме проникших на Восток вместе с западной культурой сэндвичей и хот-догов, в арабской кухне есть несколько вариантов быстрой еды , среди которых наиболее распространены шаверма (именно питерский вариант этого слова, а не шаурма, как почему-то принято говорить в Москве) и сэндвичи с фаля-фелем. Если о первом блюде россияне уже имеют хоть какое-то представление (только не ищите там, где нет туристов, шаверму с кетчупом арабы такое НЕ ЕДЯТ!), то таинственный фаляфель знаком далеко не всем. Фаляфелем зовутся небольшие котлетки из желтого гороха, смешанного с рядом ингредиентов и приправ, поджаренные в масле и подаваемые либо на отдельной тарелочке, либо в виде сэндвича в булочке с салатом или без оного. Шаверма подается либо в тарелках (часто уже порезанная на куски), либо в батонообразном хлебе, либо в поджаренных лепешках вроде блинчиков. Все безумно вкусно.

Гарниры

Ничего уникального и незнакомого в основе и большое разнообразие в добавках. Всем знакомые рис, картофель и макароны, но с овощами, кедровыми орехами (Иордания, Ливан, Сирия), кисломолочным соусом.

Мясо

Свинину удастся попробовать только в Ливане, где существенную часть населения составляют христиане, либо в такой европеизированной стране, как Тунис. Основой же для мясных блюд в других, более традиционных арабских государствах, служат курятина, баранина и телятина. Курицу, в большинстве случаев запеченную в духовке или поджаренную, поливают лимонным соком и смазывают чесноком. Некоторые рестораны Египта предлагают курицу в кляре, по вкусу напоминающую цыплят ресторанной сети KFC. Баранина чаще всего подается с рисом, а говядина с рисом или картофелем. Мясные блюда с гарниром подают на огромном подносе, с которого каждый самостоятельно может отложить себе необходимое количество еды. Впрочем, среди арабов принято с этого подноса есть сообща, не утруждая себя раскладыванием основного горячего блюда по индивидуальным тарелкам.

Чай

Его арабы часто пьют чересчур сладким, преимущественно из маленьких стаканчиков объемом 100 или 50 граммов. Пьют с мятой, травой под названием марамия из рода шалфеев, очень редко с лимоном. Чай является обязательным завершением трапезы с мясными блюдами он помогает избежать тяжести в желудке и проблем с пищеварением.

Кофе

Прекрасный натуральный кофе с кардамоном подают в маленьких чашечках. Чаще всего без сахара, со стаканом холодной воды (для запивания). Если вы не привыкли пить кофе без сахара попросите его добавить. К этой странности европейцев арабы относятся с пониманием. Кофе может быть черным или средним (по-арабски васат/уасат). Васат имеет чудесный запах, коричневый, а не черный цвет и незабываемый вкус. Кофейню вычислите по запаху.

Сладости

Отличные восточные сладости готовят в Сирии, Иордании, Ливане и Палестинской Автономии. Это факт! Самые вкусные из них посыпанные кунжутом рассыпчатые печенья, напичканная фисташками баклява (от этого слова пошло русское пахлава) и знаменитая канафа с сыром… Лавки сладостей имеют соблазнительные стеклянные витрины, пройти мимо которых и не заглянуть внутрь почти невозможно. В некоторых лавках разрешают попробовать незнакомый европейцам товар. Можно купить только понравившуюся вкусность, а можно выбрать уже приготовленные на продажу подносики с полным набором сладкого товара, где всего понемногу.

Арабская кухня калорийна и полна витаминов. Она вкусна, полезна и питательна (главное не переедать на ночь!). Вы можете перепробовать массу национальных блюд и попытаться приготовить некоторые из них самостоятельно. Только не забудьте прикупить отсутствующие в России ингредиенты! И тогда, угостив друзей оригинальным ужином, вы напоите их благоухающим кофе с кардамоном и, раскочегарив привезенный кальян, будете демонстрировать свои фотографии на фоне древних сооружений, пальм и прочей восточной экзотики…

Рубрики
Новости

Танец живота имеет длинную и красочную историю…

Многие из его основных движений происходят от ритуалов рождаемости, танцев оплодотворения, и религиозного поклонения. Через столетия танец приобретал новые движения, многие заимствованы из танцев цыган, которые путешествовали по многим странам мира. Они и принесли различные движения заимствованные из танцев разных странах.

Красота женского тела

Танец — не только изящный и чувственный, но — также очень пластичный, показывающий всю грацию и красоту женского тела. Танец живота — этническая и культурная форма танца Ближнего и Среднего Востока, используемая на Ближнем Востоке при проведении практически всех праздников. Что Фламенко в Испании, Танец живота на Ближнем Востоке. Танец живота — красивая и жизнеспособная художественная форма, форма выражения чувств и эмоций.

На Ближнем Востоке молодых девочек приобщали к танцу живота с раннего возраста, тренировали их брюшные мускулы в подготовке к рождаемости, так как арабские женщины знали, что тренированные брюшные мышцы, были лучшим механизмом предотвращения боли. Что могло быть более красиво, чем создать для этого форму танца. В течение этого периода, женщины танцевали с другими женщинами в священных церемониях и готовились к родам. Другая трактовка , что танец появился в поклонении богини, выражая свои эмоции через ритуальные движения.

Безотносительно его истории, искусство танца живота проникло в западный мир в XIX веке или ещё раньше. Приблизительно 4000 лет назад, патриархальные религии стали доминирующим, и женское влияние становилось меньше. Но Танец живота выжил и был преобразован в развлечение. В течение Османской империи, женские балерины цыганки нанимались, чтобы развлечь женщин, живущих в гаремах – женщин танцующих исключительно для женщин.

Танец развитый от развлечения до художественной формы, где движения используемые в танце вдохновили таких великие людей современного танца, как Айседору Дункан, Рут Ст. Денис и Марту Грэм. Танец живота получил фантастическую популярность, он демонстрирует чувственность, грацию, мощь эмоций, мастерство владения всем телом, манящую красоту женщины, находящуюся в экстазе танца.

Танец эволюционировал вместе с урбанизацией населения на Ближнем Востоке и Североной Африке. Так и танец был незащищен от влияния разных стран и результатом были изменения в стиле танца. Стиль менялся под влиянием Запада, и танцев Греции, Турции, Северной Африки, Персии (змеевидные руки), Индии (движения головы), других стран Среднего Востока и превратился в новый танец. Новый танец стал смешением стилей и деталей костюма, приспособленным для индивидуального женского представления. Люди часто, говоря «Raks Sharqi», подразумевают «женский сольный танец», отличая его от фольклорных танцев, обычно групповых. Танец с большим количеством движений бедер теперь ассоциируется с Baladi, и центр движений смещается наверх, на торс.

На Западе Raks Sharqi становится известным как «belly dance». Это неправильное название произошло от неверного толкования термина Baladi или от французкой фразы «Danse du Ventre.» В современной форме «belly dance» иногда называется «Cabaret». Обычно этот термин употребляется, когда говорят о выступлении в ресторане или ночном клубе. Костюм для выступлений в стиле «кабаре» по-арабски называется Bedleh. Это лиф, пояс и юбка, украшенные бисером.

Этот стиль танца и костюма появился после того, как в Голливуде использовали восточный танец в таком виде, как Восток представляется в Западных фантазиях. Голливуд способствовал популярности Средневосточного танца на Западе в течение 40-х и 50-х годов, и результатом были выпуск большого количества альбомов и, к сожалению, размытие границ между фарсом и настоящим Средневосточным танцем. Голливудский образ потом был адаптирован профессиональными танцовщицами Среднего Востока и потом опять, уже в таком виде, разошелся по миру.

Хотя Средне Восточный танец должен быть довольно древним, нет никакого документального подтверждения мифа о том, что современный беллиданс имеет какое-то значительное сходство с древним танцем. Множество других мифов возникли среди культурных влияний, которые сформировали современный беллиданс. Эти мифы привели к различным стилям танца и к использованию аксессуаров, таких как змеи и мечи, использование которых в танце не имеет никаких корней в женском Средневосточном танце.

Танец живота становится популярным во всем мире, исключая Средний Восток. Строгое следование Исламу запрещает женщине быть артисткой, петь или танцевать. Женщины могут танцевать только в компании других женщин (независимо от стиля танца). В течение последнего времени Исламский фундаментализм приобрел сильное влияние во многих странах Среднего Востока. Результатом стало сомнение в дозволенности многих форм женских выступлений и запрете их во многих странах Среднего Востока.

Рубрики
Новости

Опасные обитатели песков и моря в ОАЭ

В городе вам нечего опасаться, но, находясь в пустыне, не забывайте, что здесь есть пресмыкающиеся и насекомые, представляющие опасность для че­ловека, и, конечно, старайтесь не нюхать и не жевать незнакомые растения. В пустынях Объединенных Арабских Эмиратов обитают шесть видов змей, три из которых ядовиты.

Песчаная гадюка

Самая опасная — песчаная гадюка, прежде всего из-за ее «защит­ного» цвета, делающего ее невидимой для нетренированного глаза, когда она отдыхает под валуном или кустом. Кроме того, эта змея имеет отвратительную привычку зарываться в песок. Больше всего укусов зарегистрировано у тех лю­дей, которые наступили на песчаную гадюку, скрывшуюся от солнца в песке. Ковровая гадюка не менее ядовита, но, к счастью, любит преду­преждать о своем местонахождении шипением. Ее шкура тоже почти сливает­ся с песком, но имеет белые пятна на спине.

Длинная темная гремучая змея легко заметна на песке, на кото­ром она к тому же оставляет зигзагообразные следы.

Водяная змея

Другие виды: водяная змея, обитающая в воде, и пустынные змей­ки, а также песчаный удав — никакой опасности не представляют. К сожалению, первая, хотя и живет в горных ручьях и пересы­хающих озерцах, по цвету напоминает песчаную гадюку, за что ей часто прихо­дится платить жизнью. Песчаный удав, желтого или коричневого цвета, обита­ет в основном в скалистых местах. Юркая пустынная змейка, тоньше мизинца, легко отличима по блестящим черным глазкам и черным отметинам на спине. Из всего многообразия насекомых, водящихся в ОАЭ, опасность представляют только скорпионы и пауки черная вдова. Опасаться скорпионов следует по принципу «чем светлее, тем ядовитее».

Медузы

Единственная неприятность, с которой вы можете столкнуться в море во вре­мя купания — прикосновение к медузе, которое в отдельных случаях может оставить небольшой ожог на коже. Однако это может произойти лишь в корот­кий период в сентябре — октябре, когда медузы подходят к берегу. Тем же, кто занимается подводным плаванием и охотой, необходимо соблю­дать некоторые предосторожности и помнить, что следующие рыбы и моллю­ски представляют опасность для человека.

Конические раковины

Конические раковины. Их укол смертелен. Особенно опасны раковины Восточ­ного побережья (в первую очередь в районе Хор-Факкана в эмирате Шарджа), имеющие форму ограненного брильянта.

Морские змеи

Морские змеи. Их укус смертелен. Правда, они встречаются только в откры­том океане и вполне миролюбивы. Обладая маленьким ртом, змея может уку­сить назойливого ныряльщика только за пальцы рук и ног или за ухо. Рыба-скорпион и рыба-камень. Эти рыбы живут на дне е районе рифов, в основ­ном на Восточном побережье. На «диких» пляжах Восточного побережья жела­тельно для купания и прогулок по кромке воды надевать резиновую обувь.

Пустыня Дубая многолика: то безжизненные дюны, то маленький рай оазисов, то прихотливые каньоны. Когда-то суровая и неприветливая, она сегодня дает массу возможностей для увлекательных приключений — начиная от са­фари на джипах до купания в горных озерах. Большая часть растительности в пустыне носит сезонный характер, а животные ведут преимущественно ночной образ жизни. Наиболее богата растительность на востоке страны, где вдоль склонов гор Джебель-аль-Хаджар раскинулись рощи финиковых пальм, ороша­емые стекающими с гор потоками воды. Зеленое убранство столицы Дубая стоит недешево. На улицах города можно увидеть трубки-капилляры, подве­денные к каждому дереву, а проходя мимо газонов — услышать шипение неви­димых водяных струй. Системы орошения контролируются компьютерами. На песках дюн можно увидеть следы ящериц (до 4 футов длины) и пустынных лис. В заповедниках живут различные виды газелей. В Других местах обитают шакалы, гиены, лисицы, зайцы, тушканчики и ящерицы.

В зимний период в Дубае можно увидеть много различных птиц, прилетающих сюда на зимовку. Перелетные птицы не боятся залетать в город, порой целые стаи укра­шают парки приморских гостиниц. Внимательный взгляд может заметить меж­ду домами хищную тень сокола или беркута.

Подводный мир

Очень богат подводный мир, обеспечивающий местные рестораны превосход­ной рыбой, разнообразными моллюсками, лангустами, креветками, морскими ежами. Многие виды рыб исключительно красивы и имеют необычную форму, отраженную в их названиях: рыба-парус, рыба-клоун, рыба-бабочка, рыба-по­пугай. Перечисление более крупных обитателей моря может вызвать некото­рую настороженность: акула, скат, барракуда, морская змея… Однако в тече­ние многих лет в Дубае не было зафиксировано ни одного случая нападения морских хищников на человека. В Заливе водится много видов морских млеко­питающих от китов до дюгоней — исчезающего вида тюленей. Иногда встре­чаются небольшие стаи горбатых дельфинов — очень редкого и плохо изучен­ного морского млекопитающего.

Рубрики
Новости

Хиджаб: одежда и стиль жизни.

Хиджаб — один из важных аспектов жизни мусульманской женщины. Обычно упускается из виду тот факт, что хиджаб означает гораздо большее, чем просто одежду. Мы будем говорить о «внешнем» хиджабе (одежда), но существует еще «внутренний» хиджаб (поведение, манера держаться…)

Чтобы одежда могла считаться исламской, необходимо выполнить следующие условия:

1. Одежда должна полностью закрывать голову и тело, кроме лица и кистей рук. Это означает, что шея, предплечья, уши и вдетые в них серьги должны быть закрыты. Представители некоторых школ исламской юриспруденции утверждают, что ступни ног можно и не закрывать, но все придерживаются общей точки зрения относительно того, что ноги должны быть скрыты.
2. Сама по себе одежда не должна служить украшением — с тем, чтобы не привлекать внимание мужчин к женской красоте. В целом это означает, что следует избегать ярких блестящих цветов, сверкающих украшений, а также тканей, в которые вплетены блестящие нити. (Можно носить все это дома, а указанные критерии относятся лишь к той одежде, которую женщина надевает, выходя из дома, или находится в присутствии мужчины, не относящегося к категории родственников Махрем — близких родственников, с которыми ей запрещено вступать в брак).
3. Одежда должна быть достаточно плотной, чтобы скрыть цвет кожи: просвечивающиеся или прозрачные ткани в этом случае неприемлемы.
4. Одежда должна быть достаточно свободной, чтобы скрыть очертания тела: неприемлема облегающая, обтягивающая тело одежда, подчеркивающая его формы.
5. Одежда не должна иметь запаха парфюмерии.
6. Одежда не должна походить на мужскую одежду. Такие предметы гардероба, как брюки, должны быть женского стиля, покроя и пр.
7. Нежелательно, чтобы одежда выделяла вас из толпы, — она не должна быть столь светлых и ярких тонов или броского покроя, которые обязательно привлекут к вам внимание. По этой же причине некоторые мусульмане рекомендуют мусульманским женщинам Великобритании избегать слишком «экзотических» видов мусульманской одежды, — таких, как Арабская абайяс или Иранский чадор (виды верхней одежды). Лучше избрать для себя «приспособленные» к мусульманскому стилю варианты западной одежды, например, костюм, состоящий из длинного прямого жакета и длинной юбки прямого покроя. Выбор одежды в огромной мере зависит от индивидуальности каждой женщины, ее сознания, но автор советует при выборе хиджаба учитывать такие факторы, как климат страны, род занятий и место работы. Ведь то, что подходит женщине в странах Арабского Востока, ведущей домашнее хозяйство или работающей дома, где она окружена многочисленными домочадцами, не подойдет хозяйке дома в дождливом Манчестере, у которой кроме семьи есть еще и работа вне дома!
8. Одежда мусульманских женщин не должна точь-в-точь походить на одежду немусульманок. Одна из функций хиджаба заключается в том, чтобы показать, что носящая ее женщина — это мусульманка, гордящаяся (в лучшем смысле этого слова) своей верой. В частности, не следует носить одежду, имитирующую религиозную одежду других народов. Ярким примером таких совершенно неприемлемых для ислама тенденций является мода на ношение платьев в индийском стиле, получившая распространение среди некоторых мусульманских женщин Азии.
9. Это не должна быть одежда, свидетельствующая о славе и тщеславии ее обладательницы, т. е. быть «кричащей», покрытой драгоценными камнями, с вплетенными золотыми или серебряными нитями и пр.

Мечеть в Евпатории Женщины, жившие во времена Пророка, выходя из дома, обыкновенно надевали джилбаб (плащ, верхняя одежда) и химар (головную накидку). Со временем в различных частях мусульманского мира возникли и распространились разные виды верхней женской одежды, такие, как абайяс в арабских странах, чадор в Иране, бурка в Пакистане и пр. Не все они подойдут для климатических условий Великобритании, но в этой стране тоже можно носить подобную одежду. Для этого можно выбрать себе длинный плащ или пальто соответствующего стиля, покроя, цвета, а во многих местах страны можно купить или сшить также одежду, которая называется «джилбаб» — свободную, напоминающую плащ, хорошо знакомую всем мусульманам.

Дупатта

Нужно сказать, что дупатта (головная накидка из пленки, часто продаваемая вместе с шалвар-хамиз) в качестве хиджаба непригодна; надевание практически прозрачной дупатты поверх головы, когда длинные волосы выглядывают из-под нее, не решает проблемы. Дупатту следует один или два раза сложить, пока она не перестанет быть прозрачной, а затем надеть так, чтобы все волосы были прикрыты. Когда это сделать невозможно — лучше вообще использовать для этих целей другой платок или накидку. Ну а если вы принадлежите к числу модниц, вам небезынтересно будет узнать, что в настоящее время очень популярны шарфы в арабском стиле — автору книги часто доводилось видеть, как женщины носят их вместе с шалвар-хамиз.

Среди ученых имеют место споры о том, в какой степени женщина должна закрывать свое тело. Некоторые из них (в основном представители школ Шафиитов и Ханбалитов) считают, что необходимо также закрывать лицо и кисти рук. По мнению Мазхаба Малики, все тело, кроме лица и кистей рук, является Аурат (таким, которое должно быть скрыто). Представители школы Ханафитов придерживаются такой же точки зрения. Причем ученые этой школы более позднего периода разрешили не прикрывать и ступни ног. Однако другие ученые не согласились с ними и признали это мнение необоснованным, поскольку оно не подтверждается никакими источниками.

Отсюда мы можем сделать вывод, что покрытие тела одеждой полностью, кроме кистей рук и лица, является минимумом задач, которые решает для женщин хиджаб. Вполне очевидно, что все волосы, шея и руки (кроме кистей) должны быть прикрыты.

Некоторые люди, как мусульмане, так и немусульмане, могут подумать, что ношение хиджаба мешает женщине выполнять работу. Это не так, и здесь уместно вспомнить доводы, выдвинутые против школьниц Манчестера, пожелавших носить хиджаб. Один из них заключался в том, что платки якобы создадут угрозу возгорания во время работы в химической лаборатории, тогда как платок без труда можно заправить в горловину блузки или свитера — вот и вся проблема!

Некоторые удивляются: а можно ли вообще быть юристом, врачом, администратором, журналистом или кем-то еще, когда на тебе — «длинные развевающиеся одежды»? Разумеется, платье, напоминающее цветочную палатку, в деловой части города будет выглядеть неуместно. Однако, надевая хиджаб, можно выглядеть и деловой женщиной, и профессионалом в своей работе. Если у вас есть иголка и нитка, вы можете приспособить для себя большинство моделей одежды. А можно найти портного, который приспособит и удлинит для вас ту или иную модель. Если так сделать не удается, походите по магазинам и внимательно приглядитесь. Вы обязательно найдете подходящую одежду. Иногда можно просто купить платье на несколько размеров больше — оно будет на вас свободно и достаточно длинно, и таким образом будет пригодно как хиджаб. Если вы небольшого роста, а в моде — длинные платья и юбки, то ваша задача решена. Женщины среднего роста, купившие одежду, предназначенную для высоких, также окажутся в длинных юбках и платьях! Более высокие женщины могут зайти в специализированные магазины (для высоких). Магазины, где продаются единичные модели тоже могут предлагать длинную одежду. Хотя, конечно, в некоторых из таких «специализированных» магазинов цены бывают слишком высоки.

Таким образом, приложив незначительные усилия, вы можете выглядеть достаточно деловой, чтобы свободно браться за любую работу и при этом не приносить в жертву свои исламские принципы!

На самом деле ношение хиджаба не представляет собой какой-то особой проблемы. Практические способы приобретения нужной одежды уже были приведены выше. Ныне женщин, носящих хиджаб, можно встретить на улицах, в магазинах и в офисах фирм, на телевидении и в других средствах массовой информации. Это уже не так «странно», как было, скажем, десять лет назад.

Рубрики
Новости

Арабский Халифат. Укрепление власти Аббасидов

Еще при Омейядах, по мере исламизации арабами-мусульманами покоренных народов, начало возникать непримиримое противоречие между претензиями завоевателей на привилегированное положение в государстве и принципиальным эгалитаризмом исламской религии, как его понимали благочестивые мусульманские староверы-традиционалисты, а также вновь обращенные в ислам жители завоеванных провинций. Этот разрыв между утопическим идеалом и действительностью неминуемо должен был породить конфликт, который, в конечном итоге, обрек Омейядское государство на гибель. Поэтому, чтобы удержать власть в империи, новой династии следовало найти пути хотя бы для частичного смягчения опасного для единства общины кризиса. Придя к власти, аббасидские халифы вынуждены были управлять государством уже не как вожди бедуинских племен, выходцы из арабско-бедуинской или мекканской аристократии, но как лидеры всего исламского мира и правители, в обязанность которых входило укрепление единства сложившегося общемусульманского государства. Следует также подчеркнуть, что в отличие от средневековой Европы с ее представлением о разделении церковной и светской власти, ислам не признавал отделения религии от политики. Мусульманское государство было теократическим. Существование единой сплоченной мусульманской общины в разросшемся государстве связывалось с легитимностью олицетворяемой халифом политической власти. Только при этом условии могла создаться универсальная политико-религиозная структура, объединявшая в единой общине арабов и жителей провинций — иранцев, кочевников-тюрок и других обращенных в ислам народов, населявших империю.

Стоявший во главе мусульманской общины халиф представлялся преемником Пророка, а через него и исполнителем воли самого Аллаха, и в этом качестве обладал неограниченной властью. Однако абсолютность его власти предполагала обязанность исполнять Закон, который возник и существовал вне его воли и в интерпретации которого он не имел особых привилегий. Теоретически считалось, что вся деятельность халифа должна быть нацелена на создание условий, гарантирующих строгое соблюдение Закона. Соответственно, правители должны были обладать моральными достоинствами, а их политическое поведение — строго согласовываться с общемусульманскими правилами и представлениями. Роль и обязанность халифа формулировалась в соответствии с основными религиозными понятиями.

Шииты

Шииты наделяли халифа-имама большей полнотой власти, ибо верили, что имам, подобно Пророку, получал откровение от Аллаха. Но большинство мусульман отказывалось признавать, что халиф имеет какие-либо особые права в интерпретации Закона, допустимой только в результате согласованного решения мусульманских теологов. При таком подходе какое-либо законотворчество халифа строго ограничивалось, и ему разрешалась лишь политическая активность. Он руководил повседневной организацией военных походов против «неверных», борьбой с вероотступниками и организацией государственной администрации.
Аббасидские халифы, упрекавшие своих омейядских предшественников в том, что те вели себя, как светские правители, пытались обозначить свой собственный подход к управлению государством в исламских терминах и, соответственно, в той мере, в какой это им удавалось, придерживаться в политике религиозной ориентации.

Поэтому придворные историки и летописцы Аббасидов, обвинявшие Омейядов в незаконном и насильственном захвате власти в Халифате и в использовании ее в своих собственных «светских» корыстных интересах, противопоставляли им Аббасидов в качестве истинных мусульман, стремящихся лишь к тому, чтобы, возглавив общину, руководить ею в соответствии с предписаниями и волей Аллаха.

Таким образом, приход к власти ориентировавшихся на основные духовные ценности ислама и исламский эгалитаризм Аббасидов означал, в известной мере, оттеснение арабов, утративших политическое главенство в Халифате, на второй план, хотя их престиж носителей языка Корана оставался по-прежнему весьма высоким. Постепенная утрата арабами их роли в политической жизни государства и их былого значения в качестве военной опоры правящей династии сопровождались усилением в восточных областях Халифата провинциальной военно-феодальной верхушки, сыгравшей столь важную роль в приходе Аббасидов к власти.

Избранный халифом в 749 году Абу-ль-Аббас не мог ощущать себя абсолютным властителем империи. С самого начала правления Аббасиды оказались не в состоянии удержать под своим контролем все входившие при Омейядах в состав Халифата области. На Западе, кроме Андалусии, где установилась власть омейядских эмиров, вскоре обрели независимость правители значительной части Северной Африки. Аббасиды сумели удержать в своих руках лишь узкую прибрежную полосу Ифрикии (Туниса). Но главным соперником Аббасидов был могущественный правитель восточных провинций империи Абу Муслим, который, собственно, и привел династию к власти.
Абу Муслим опирался в Хорасане не только на сильную армию, состоявшую из иранцев, тюрок и частично из арабов, но и на свой личный, почти безграничный духовный авторитет. Он был не только военным главой, но и религиозным вождем, в проповедях которого причудливо переплетались теории шиитских экстремистов и древнеперсидские зороастрийские воззрения. Сам Абу Муслим никогда не проявлял враждебности к Аббасидам и был полностью лоялен к правящей династии. Тем не менее Абу-ль-Аббас со страхом смотрел на могущественного правителя Хорасана и на его сильную армию, разгромившую Омейядов и возведшую его на трон.

Между тем шиитские вожди вскоре осознали, что победа Аббасидов вовсе не означает победу Алидов. Главой недовольных исходом борьбы с Омейядами шиитов был некий Абу Салама аль-Халлал, возглавивший шиитский пропагандистский центр в Хорасане в первые дни деятельности Абу Муслима и пользовавшийся там не меньшим, чем Абу Муслим, влиянием, а после победы Аббасидов назначенный на пост правителя Куфы. Именно Абу Салама принимал участие в выборе халифом Абу-ль-Аббаса в 749 году и, по-видимому весьма неохотно, дал согласие на этот выбор. У Абу-ль-Аббаса были основания рассматривать его как своего потенциального противника и сомневаться в его лояльности, поэтому он принял решение от него избавиться.

Абу-ль-Аббас

Однако Абу-ль-Аббас понимал, что ему надлежит действовать крайне осторожно. Авторитет Абу Саламы в Куфе был непререкаем, его смещение с поста правителя города могло вызвать серьезные беспорядки и было небезопасно для новой правящей династии. Да и достаточно сильной армией для наведения порядка Абу-ль-Аббас в это время еще не располагал. Поэтому он решил предварительно отправить своего брата Абу Джафара (позднее халифа аль-Мансура) к Абу Муслиму для того, чтобы выяснить, в какой мере тот готов помочь ему разделаться с одним из влиятельнейших шиитских лидеров.

Трудно сказать, что побудило Абу Муслима принять сторону Абу-ль-Аббаса в конфликте с Абу Саламой, преданность ли правящей династии, которой он до этого служил не за страх, а за совесть, боязнь нарушения единства в исламском государстве или личная неприязнь к влиятельному сопернику. Так или иначе, Абу Муслим «проконсультировался» со своими богами и дал согласие помочь делу. Агенты Абу Муслима убили Абу Саламу, но вина за убийство была возложена на хариджитских фанатиков. Так же был убит и другой опасный для Абу-ль-Аббаса и Абу Муслима шиитский лидер, Сулайман ибн Касир. Разделываясь со своими соперниками в шиитском лагере, Абу Муслим, вероятно, не предполагал, что эта расправа станет в будущем парадигмой его собственной судьбы.

Абу-ль-Аббас (749—754) умер сравнительно молодым, его сменил на посту халифа его брат Абу Джафар, принявший имя «аль-Мансур» (Победоносный) и правивший более двадцати лет (754—775). При первых Аббасидах — аль-Мансуре, его сыне аль-Махди (775—785), внуке аль-Хади (785—786) и другом внуке Харуне ар-Рашиде (786—809) Халифат был относительно централизованным и достаточно сильным государством.
При вступлении на престол аль-Мансуру пришлось преодолеть сопротивление соперника, его дяди Абдаллаха ибн Али. Сам аль-Мансур впоследствии утверждал, будто был назначен преемником еще своим покойным братом Абу-ль-Аббасом. В этой борьбе за престол Абдаллах, кажется, пытался опереться на помощь Абу Муслима.

При халифе аль-Мансуре господствующее положение Аббасидской династии окончательно стабилизировалось. Первыми же актами новый халиф всячески старался подчеркнуть, что отныне устанавливается жесткий режим его личной власти. Чтобы закрепить эту власть, аль-Мансур устранил своих родственников и лидеров алидской знати с важнейших постов в государстве. Члены семьи халифа, заподозренные в каких-либо претензиях на роль главы государства, были взяты под неусыпное наблюдение, а многие из их советников и секретарей-катибов — казнены. Жертвой пал и знаменитый писатель и идеолог сословия катибов, автор перевода на арабский язык иранских назидательных сочинений, в частности знаменитой «Калилы и Димны», Абдаллах ибн аль-Мукаффа (умер в 759 г.).

На все высокие посты аль-Мансур назначал преданных лично ему людей, часто сомнительного происхождения и даже рабов. Именно в это время впервые выдвигается иранский род Бармакидов, главу которого, Халида ибн Бармака, халиф назначает управителем одной из провинций империи, и образованный перс Абу Убайдаллах Муавия, ставший воспитателем сына халифа — аль-Махди. Позднее, когда аль-Махди пришел к власти, он сделал Абу Убайдаллаха главным катибом, заведующим его канцелярией. Именно при халифе аль-Мансуре экономическое устройство и политический режим исламской империи полностью сложились и приняли законченную форму, а придворные нравы постепенно ориентализировались.

Придя к власти, Аббасиды уже не считали нужным исполнять свои прежние демагогические обещания. Использовав для своего выдвижения широкое народное восстание, они поспешили отделаться от своих былых союзников. Их жертвой стал возглавивший восстание в Хорасане популярный в народе, особенно в восточных провинциях Халифата, Абу Муслим.

Абу Муслим и после прихода к власти аль-Мансура продолжал оставаться могущественнейшим человеком в государстве. Он создал большую и сильную армию, в которую входили иранские вновь обращенные землевладельцы-дихкане, а также иранцы, сохранявшие верность своей старой религии, и тюрки. Среди преданных ему людей было много фанатичных шиитских экстремистов. Сам Абу Муслим после смерти Абу-ль-Аббаса продолжал оставаться правителем Хорасана и всячески демонстрировал свою преданность Аббасидам. Именно Абу Муслим был тем человеком, который, после смерти Абу-ль-Аббаса организовал силы, помогавшие аль-Мансуру захватить престол, несмотря на сопротивление других претендентов.
Могущество Абу Муслима на востоке пугало багдадских правителей. Его боялся и ненавидел аль-Мансур, еще до прихода к власти советовавший брату снять его с должности наместника. Однако Абу-ль-Аббас не чувствовал себя достаточно сильным, чтобы решиться на этот шаг. Ныне аль-Мансур, убрав со своего пути соперников, в помощи которым, в частности Абдаллаху, он без всякого основания обвинил Абу Муслима, решил наконец устранить со своего пути и эту могущественную фигуру. Сославшись на необходимость снабдить Абу Муслима инструкциями перед отъездом наместника в Хорасан, аль-Мансур призвал его во дворец. Говорили, что Абу Муслим якобы был предупрежден о грозящей ему опасности, но свято верил в благорасположение к нему аль-Мансура и вообще всех членов правящей династии и потому отправился без вооруженной свиты во дворец, где и был убит. Вслед за Абу Муслимом, аль-Мансур расправился и с другими военачальниками из окружения эмира. Убийство Абу Муслима вызвало волнения в Хорасане, где он был не только вождем, но и духовным главой, объектом поклонения. Жестокое подавление этих волнений новой, сформированной аль-Мансуром армией на время положило конец надеждам жителей провинции на независимость от центральной власти.

Аббасиды пришли к власти, опираясь на шиитов, и первоначально сами выступали под их лозунгами. Но вскоре они поняли, что крайние формы шиизма, включавшие представление об особом божественном характере власти имама-халифа, могут лишь скомпрометировать их в глазах большинства мусульман и привести к отчуждению общины от правящей династии. Убийство Абу Муслима было связано не только с желанием аль-Мансура освободиться от опасной опеки могущественного хо-расанского лидера, но и с его намерением разорвать узы, связывавшие династию с ее прежней опорой — дидактическим крылом крайних шиитов. Так состоялся поворот Аббасидов в сторону «джамаа», то есть общины большинства мусульман. Теперь оставалось лишь умелыми действиями склонить на свою сторону суннитское большинство общины и положить конец претензиям шиитской верхушки, что аль-Мансур успешно и выполнил.

Первые два аббасидских халифа спокойно и цинично стали истреблять своих былых шиитских агентов, Абу Муслим пал жертвой одним из последних в ряду шиитских пропагандистов, чья преданность и энергия привели династию к власти.

Надежды потомков Али на главенство в общине после отстранения от власти Омейядов были поколеблены еще в момент провозглашения в 749 году Абу-ль-Аббаса халифом.

Ныне, когда начались репрессии против них со стороны аль-Мансура, их опасения усилились. Действовавший осторожно Абу-ль-Аббас после своей победы пригласил одного из главарей хасанидской ветви Алидов — Абдаллаха во дворец, обошелся с ним уважительно, и тот удалился в Мекку, готовый примириться со своим неизбежным поражением. Но его сыновья Мухаммад и Ибрахим не пожелали расстаться со своими былыми надеждами. Они начали подготавливать восстание, причем в заговоре принял участие в качестве провокатора один из агентов аль-Мансура. Во главе заговора стал Мухаммад «Чистая душа». Он отказался присягнуть Абу-ль-Аббасу и до времени скрылся.

Люди аль-Мансура не сумели разыскать Мухаммада, и в тюрьму был заключен отец братьев Абдаллах и многие другие, проживавшие в Медине, хасаниды. Тогда Мухаммад вышел из укрытия и с группой приверженцев поднял открытый мятеж. Он объявил аль-Мансура тираном, попирающим законы ислама, и освободил находившихся в тюрьме хасанидов. Однако, несмотря на поддержку многих улемов, Мухаммад не сумел привлечь на свою сторону достаточное число сторонников и в 762 году его отряд был разогнан войском племянника аль-Мансура — Исы ибн Мусы, а сам Мухаммад убит в Медине. Его отец Абдаллах умер в тюрьме еще в 758 году.

Столь же безуспешными были действия брата Мухаммада — Ибрахима, который попытался поднять восстание в Нижнем Ираке, где в районе Басры шииты имели множество сторонников. Однако Иса ибн Муса в 763 году разгромил шиитов также и под Басрой.

Аббасиды никогда не имели намерения управлять империей из Дамаска, как это делали Омейяды. Абу-ль-Аббас был провозглашен халифом в Куфе, но перевел свою ставку в аль-Анбар на Евфрате. Борьба с Алидами и подавление двух шиитских восстаний, сделавшее аль-Мансура открытым врагом членов «семьи Пророка», побудили его создать более безопасную резиденцию, расположенную между Куфой и Хирой в крепости аль-Хашимия и названную так в честь рода хашим, к которому принадлежали Аббасиды. Однако и здесь аль-Мансур не обрел надежного укрытия, потому что столкнулся с фанатиками из шиитской секты равандитов. Члены секты, большинство которых принадлежало к хорасанской придворной гвардии Аббасидов, осадили резиденцию аль-Мансура и пытались объявить его «божественным воплощением», а основателя династии аль-Аббаса — «хакиком», святым, познавшим божественную истину. Выступление равандитов свидетельствовало о том, что и среди сторонников династии было много приверженцев крайних шиитских доктрин. Верные аль-Мансуру войска разогнали шиитских экстремистов, из коих многие были казнены.
Тогда аль-Мансур решил основать новую столицу империи, которая была бы символом его могущества и надежной защитой. Так на западном берегу Тигра, к северу от древней парфянской и сасанидской столицы Ктесифона был заложен новый город Багдад.

Багдад, или, как его называли, «Мадинат ас-салам» (Город мира или благоденствия), был сооружен за короткий срок с 758-го по 762 год на месте местечка «Сук Багдад» (Рынок Багдада) в центре плодородной цветущей долины, которую пересекала сеть каналов, соединявшая Тигр и Евфрат. Город был спланирован в форме защищенного стенами, каналами и рвами круга, внутри которого находились халифский дворец, большая мечеть и правительственные ведомства — диваны. За пределами круглого города располагались военные лагеря, рынок и кварталы, населенные различными ремесленными и этническими группами. На ночь эти кварталы запирались. На другой стороне Тигра, соединявшейся с круглым городом лодочным мостом, в 768 году начали сооружать дворец для сына и преемника аль-Мансура — аль-Махди и высокопоставленных чиновников, в частности Бармакидов. Аль-Мансур переселился в еще не вполне отстроенный город в 763 году, а спустя несколько лет кварталы города были полностью заселены.
Выбирая место для своей новой столицы, аль-Мансур учитывал также и ее стратегическое значение. Через Багдад проходил главный путь в восточные провинции, в частности в Хорасан, который отныне можно было держать под контролем новой столицы. С политической и коммерческой точки зрения Багдад играл в Халифате ту же роль, что Александрия в древнегреческой ойкумене. Подобно тому как Александрия как бы повернулась спиной к Египту и лицом к Средиземному морю, Багдад ознаменовал поворот арабо-мусульманской империи лицом к Востоку.

Вскоре после основания Багдад стал центром светской и религиозной жизни в исламе, торговым и интеллектуальным центром Халифата. Здесь процветали наука и философия, литература и искусство. Это был постоянно находящийся в состоянии брожения космополитический город, в большей мере деловой, чем благочестивый, местопребывание светской и религиозной власти. Здесь жили арабы, иранцы и тюрки, шииты и сунниты, христиане и евреи, люди безмерно богатые и беднота, нищие и бродяги. Управлять городом было нелегко, и часто правителям приходилось прибегать к силе, чтобы держать горожан в повиновении и препятствовать конфликтам между различными общинами.

С основанием Багдада стал более очевиден новый характер исламского государства. Омейяды понимали задачу халифов в первую очередь как предводителей мусульманской армии. Они стремились все к новым завоеваниям и к расширению пределов исламской ойкумены, а внутри империи были заняты борьбой с соперниками и подавлением восстаний религиозно-политического характера, как в центральных областях, так и в провинциях. Правительственные учреждения и местная администрация при Омейядах были относительно простыми. Во главе провинций халифы назначали наместников-эмиров, деятельность которых сводилась к организации новых завоевательных походов, наблюдению за сбором налогов и распределению пенсий среди солдат подчиненного им войска. Арабизация и исламизация покоренных народов на первых порах шла медленно и не приводила к существенным изменениям налоговых и административных учреждений, в которых, как и прежде, трудились местные чиновники-немусульмане.
Наметившаяся еще при последних Омейядах эволюция системы управления привела при Аббасидах к серьезным изменениям в характере режима. Аббасидские правители прилагали значительные усилия, чтобы добиться большей централизации и контроля над завоеванными областями. Омейядская структура власти, при которой управление провинциями отдавалось полностью в руки наместников, более не могло соответствовать политическим и экономическим интересам централизованного государства. Мирным путем и силой Аббасиды объединяли различные слои многонациональной империи, превращая пестрое гетерогенное политическое образование в единое исламское государство с универсальной религией и со столицей в Багдаде. Унаследованные от Византии и сасанидского Ирана традиции государственного управления получили дальнейшее развитие. Наместники-эмиры становились не просто военачальниками, обязанными держать провинции в повиновении и отправлять в столицу часть военной добычи, но в первую очередь администраторами, обладавшими, наряду с военно-полицейскими, также и гражданскими функциями. В пределах своих владений они организовывали военные и фискальные ведомства по образцу столичных и контролировали их деятельность.

Образование огромной арабо-мусульманской империи с неизбежностью должно было повлечь за собой появление армии чиновников. Сохраняя имперский стиль государственной власти, Аббасиды способствовали росту бюрократической администрации, которую, по крайней мере в первое время, они жестко контролировали, и через которую они могли надзирать за состоянием дел во всем исламском мире. Ограничив власть военной администрации в провинциях и в самом Багдаде, Аббасиды, в той мере, в какой это допускал теократический режим, частично передали власть чиновникам, среди которых преобладали обращенные в ислам иранцы (мавали), обладавшие опытом сасанидской государственной службы и вследствие своего происхождения не имевшие особых честолюбивых амбиций. Постепенно сложилось многочисленное сословие «катибов» («катиб», мн. «куттаб» — писец, секретарь), заседавших в специализированных учреждениях — «диванах».

В первоначальном значении термин «диван» обозначал регистр лиц, которым выплачивались пенсии за заслуги перед исламом и жалование за воинскую службу. При Омейядах эти списки хранились в Дамаске и в провинциальных центрах. Со временем термином «диван» стали обозначать не только регистры, но и сами ведомства, в которых они хранились.
Уже при первых Аббасидах сложилась развернутая бюрократическая система управления. Главными административными ведомствами (диванами) были канцелярия, казначейство и управление армией. Канцелярия была представлена «Диваном ар-ра-саил» (Диваном посланий), из которого исходила вся деловая корреспонденция и где оформлялись все документы. Именно в этом диване сложился позаимствованный из Ирана специфический стиль деловых посланий, с которым были знакомы лишь образованные, получившие соответствующую подготовку кати-бы. Делами, связанными с армией, руководил «Диван аль-джайш», заведовавший рекрутированием войска, его вооружением и вопросами, связанными с его денежным содержанием.

Одним из самых главных ведомств было казначейство — «Диван аль-маль», — которое заведовало расходами средств на государственные нужды и контролировало сбор налогов. «Диван аль-барид» (главное почтовое ведомство) ведал учреждениями связи и почтовыми трактами. В обязанность сотрудников ведомства входило также такое деликатное дело, как просмотр почтовой корреспонденции и информирование правительственных инстанций о ее содержании. Были диваны, занимавшиеся сбором налогов. Позднее появилось специальное ведомство, наблюдавшее за «икта» — земельными пожалованиями за государственную и военную службу. С помощью этих ведомств халиф мог контролировать все дела в своих владениях, при этом методы его правления были сходны с теми, которые бытовали при сасанидских шаханшахах.

На первых порах халиф лично координировал деятельность различных ведомств, и ни одно из них не имело своего официального главы. Со временем халиф стал поручать часть работы своему приближенному — вазиру, который первоначально был лишь личным помощником халифа по разным делам. Термин «вазир» (помощник халифа) арабский и происходит от глагола «вазара» — «нести бремя, большую тяжесть». В прошлом его уже употребляли в специальном значении применительно к упомянутому выше аль-Мухтару, которого за его ревностную службу Алидам в Куфе именовали «вазиром (помощником) семьи Мухаммеда». Титул «помощника» Алидов удостоился также Абу Салама, который вел шиитскую пропаганду в Хорасане, принес присягу верности Абу-ль-Аббасу еще до того, как тот захватил власть и потому был назван арабскими историками «первым аббасидским вазиром».
Для аль-Мансура и сменившего его аль-Махди вазир был лишь личным секретарем, который вел их корреспонденцию, следил за их имуществом и на которого, что особенно важно, как на образованного и знакомого с делом управления государством человека, обычно иранца, возлагалась обязанность по обучению наследника. Это приводило к тому, что со временем вазир становился главным советником и доверенным лицом нового халифа. Так сложился институт вазирата. Вазиру доверяли хранение государственной печати, его уполномочили возглавлять судебную систему, дополнявшую шариатский суд, а иногда и заменявшую его. Вазир стоял во главе всей иерархии катибов, из среды которых он обычно рекрутировался.
Постепенно вазир принял на себя все административные функции, возглавил диваны и стал всемогущим министром по образцу высших чиновников Сасанидской империи. Омейяды также часто предоставляли широкие полномочия людям, не принадлежавшим к арабской знати, например Зайду ибн Абихи и его сыну Убайдаллаху, аль-Хаджжаджу в Ираке и другим. Но это была власть военного наместника над определенной территорией. Власть же вазира при Аббасидах не была четко очерчена и носила всеобъемлющий, не связанный с определенной территорией характер.

Еще при халифах Абу-ль-Аббасе и аль-Мансуре усилилось влияние иранской аристократии на политическую жизнь Халифата. Первые Аббасиды были ей благодарны за помощь в борьбе с Омейядами. При них стали выдвигаться члены знатного иранского рода Бармакидов. Главой их был Халид ибн Бармак (умер в 781 г.). Отец Халида — Бармак (это было не имя, а звание жреца — «пармак») был до арабского завоевания жрецом буддийского храма или монастыря в Балхе. Храм был разрушен во время или вскоре после завоевания арабами восточного Хорасана. Как гласит предание, дети Бармака эмигрировали в Басру, приняли ислам и стали вольноотпущенниками (мавали) одного из арабских племен. Во время правления Абд аль-Малика (685—705) один из Бармакидов перебрался в Дамаск и благодаря своей учености завоевал в кругу арабской знати большое уважение.

Хотя глава рода Бармакидов Халид в свое время сотрудничал с Алидами — Мухаммадом и Ибрахимом, тем не менее Абу-ль-Аббас, усмотрев в нем дельного и образованного человека, назначил его на важный пост в финансовом ведомстве. При халифе аль-Мансуре Халид был правителем Фарса и Табаристана, а позднее стал вазиром. Сын Халида — Йахья (умер в 805 г.) был назначен правителем всех восточных провинций Халифата, а при Харуне ар-Рашиде (786—809) стал всесильным вазиром, управлявшим вместе со своими сыновьями аль-Фадлом и Джафаром всеми делами государства. Исламское государственное право не знает принципа наследственной передачи власти. Поэтому, как при Омейядах, внутри династии Аббасидов шла постоянная борьба за наследование престолом.

Аль-Мансур сначала собирался, следуя пожеланию, высказанному еще Абу-ль-Аббасом, назначить своим преемником племянника Ису ибн Мусу, но позднее изменил свои намерения в пользу собственного сына аль-Махди. В этом отношении он шел по стопам Омейядов, обычно стремившихся сохранить власть за своими непосредственными потомками. Аль-Мансур намеревался закрепить новый принцип престолонаследия, по которому власть халифа должна была переходить в пределах хашимидского рода от одного потомка аль-Аббаса к другому. Поэтому перед смертью аль-Мансур заставил улемов и лиц из своего ближайшего окружения присягнуть в Мекке его сыну. Однако о наследнике широко не было объявлено, дабы раньше времени не вызвать протест других членов хашимидского рода.

Рубрики
Новости

Тунис. Вспоминая Карфаген.

Тунис — общепризнанный край массового пляжного отдыха, писать о котором еще банальнее, чем принимать в нем участие. Но на туристической карте страны есть точка, способная к купанию и загару добавить кое-что посущественнее. Это Карфаген — древний город-государство, который некогда главенствовал почти над половиной тогдашнего мира.

Карфаген

Карфаген, как известно, был повержен другой великой державой — Римом и канул в Лету. Тут самое место дать волю воображению, которое начинает неутомимо сопоставлять «век нынешний и век минувший».

Вначале вас затягивают в традиционный набор местных завлекалок, и вы безропотно подчиняетесь этой круговерти. Везут в Сахару, настоящую с бескрайними барханами мельчайшего перетертого временем песка; демонстрируют заход солнца, зрелище и впрямь запоминающееся; катают на дромадере (одногорбом верблюде); устраивают сафари на джипах, уверяя, что при этом вы приобщаетесь к ралли Париж—Дакар; активно нацеливают на возможность лицезреть «мираж в пустыне», и вам, подуставшему, действительно что-то мерещится. В Эль-Джеме покажут вместительный и хорошо сохранившийся колизей, но он вас не очень взволнует, потому что вы знаете, что Колизей в мире только один, в Риме, а все остальное — колизеи. Прохладно воспримите вы и мечеть в Кайруане — «четвертую святыню ислама», потому что вспомните, что гид на Кипре называл «четвертой святыней» мечеть на берегу соляного озера под Ларнакой. Все та же истина: единично лишь первое, остальное — штамповка.

Возвращение в отель, ужин. «Они ели, сидя вокруг больших блюд, хватали куски мяса и насыщались в позе львов, разрывающих добычу. Неожиданность новых яств возбуждала жадность пирующих… они широко улыбались от радости, что наконец могут наесться досыта», — похоже, что Флобер, живописуя в своей «Саламбо» пир варваров, внутренним взором видел и будущих покорителей этих мест с браслетами на запястьях.

Человеческая природа мало меняется, порой вся тысячекилометровая тунисская полоса песчаных пляжей с белоснежными отмелями и голубыми бассейнами представляется огромным загоном — отстойником для тех, кто пирует сегодня. Тоже вершина (закат?) цивилизации. Наш туристический автобус мчит по платному скоростному автобану, а за окнами проносятся картины жизни, какой она была здесь и тысячи лет тому назад: ухоженные оливковые рощи (в стране 65 миллионов оливковых деревьев, это «нефтедоллары» Туниса и его гордость); солончаковые пустоши, на которых берберы выгуливают стада овец; далеко на юге, в горных пещерах живут настоящие троглодиты (правда, с мобильниками и спутниковым ТВ).

Байка

О них у нашего гида есть эксклюзивная байка. «Однажды я проводил экскурсию для вашего знаменитого политика Жириновского и его трех спутников, — гида переполняет гордость от выпавшей на его долю удачи. — Так вот, около пещер, где началось фотографирование и выпрашивание динаров, наиболее активно и красноречиво выступал один из троглодитов в живописных лохмотьях, бойко, но с сильным акцентом говоривший по-русски. Жириновский как-то особенно пристально посмотрев на оборванца, вдруг уверенно ткнул его пальцем в грудь: «Москва, МГУ, филфак!» и тот, уже почти без акцента, сконфуженно пробормотал «да, а как вы догадались, Владимир Вольфович?», а потом, уже оправившись, добавил «вот приходится подрабатывать троглодитом, знаниями поэтики североафриканских народностей семью не прокормишь, а у меня пятеро». Кстати говоря, меня Жириновский поразил еще и тем, что знал о Тунисе многое, о чем я и не слышал. А его спутники вопросов не задавали.»

Мой собственный недельный опыт привел меня к заключению, что из всех российских фамилий «улица» (таксисты, торговцы, случайные прохожие) может назвать лишь две — Путин и Шарапова, только они фигурируют в местным новостных ТВ-программах, остальное — для интеллектуалов.

Въезжаем в столицу, ее современные районы создавали французские архитекторы, интуитивно стремясь возвести «Париж Северной Африки». Зелень здешних «елисейских полей», пересекающих город с запада на восток, поколоритнее парижской, есть, разумеется, и своя «триумфальная арка». Но есть и малогабаритный «Биг Бен», это реверанс в сторону Лондона. Город не хочет ориентироваться на какую-то одну метрополию.

А основа основ, как и во всех тунисских городах, — это Медина, «центр», старый город, представляющий собой огромный базар-лабиринт, обнесенный стенами из желтого песчаника. Город оживлен, доброжелателен, веротерпим, государственная религия (ислам) спокойно уживается с синагогами, православными храмами, католическими костелами. За тысячелетия здесь отметилось столько народностей — берберы, финикийцы, римляне, вандалы, византийцы, арабы, испанцы, французы, каждая со своими верованиями, — что найти корни чего-то изначального невозможно. «Я мусульманин, но учился во французском колледже при католическом монастыре — родители хотели дать мне лучшее образование», — говорит наш гид.

Даже в первую неделю Рамадана магазины не прекращают работу — торговля тоже святое для тунисца, в жилах которого арабская кровь смешалась с семитской кровью финикийцев — величайших торговцев древности. Туристам здесь комфортно и покойно — ни терроризма, ни грабежей, ни хулиганства, гуляй хоть заполночь. Пожалуй, единственный раздражающий фактор — однообразие ресторанной восточной музыки, использующей не более пяти нот, хотя, впрочем, наша попса в этом отношении бывает еще экономнее. По ТВ всю неделю идет повтор матча Тунис-Марокко, который вывел тунисцев в финальную часть мирового футбольного чемпионата.

Президент Хабиб Бургиба

Основатель независимого Туниса (1956 год, окончание колониального господства Франции) и его первый президент Хабиб Бургиба, пробыв на своем посту два срока, положенные конституцией, затем утвердился (разумеется, при всенародном одобрении) пожизненным президентом. Вполне в духе местной бесконфликтности и во избежание непредсказуемых политических катаклизмов. Правда, «пожизненно» не получилось — в 82 года по причине склероза, он все же был отстранен от высшей власти. Но за 31 год своего правления успел построить в стране некий специфический «дустуровский» социализм. Не рай, не изобилие, но все же вполне реальная защита простого человека.

Иностранным компаниям открыто все и предоставлены налоговые льготы, но лишь при обязательном условии: давать работу они должны только тунисцам и треть произведенной продукции оставлять в стране. Эта немудреная политэкономия, без гарвардских изысков, обеспечивает среднюю зарплату на уровне 350—500 долларов, а университетским профессорам — свыше 1500 долларов; почти 90 процентов населения имеют собственное жилье; на пенсию и мужчины и женщины уходят в 60 лет. Не совсем ясно, учитываются ли в этих цифрах пещерные троглодиты и кочующие берберы, а кроме того, вы обращаете внимание на то, что те, с кем сталкиваетесь — таксисты, администраторы отеля, официанты, горничные, как-то уж очень настойчиво норовят любыми путями выманить у вас хотя бы динар (20 рублей), что не очень-то вяжется с заявленным среднестатистическим доходом. Официальная статистика всегда лукавит.

Но вот что вы видите воочию, так это молодость нации: та же статистика утверждает, что треть населения моложе 15 лет, и вы не сомневаетесь в этом, когда в середине дня улицы заполняются школьницами и школьниками, окончившими занятия (кстати говоря, школьное образование здесь строго обязательно и бесплатно). А средняя продолжительность жизни приближается к «японской»: 72 года у мужчин и 80 лет у женщин; основными составляющими этого достижения здесь считают здоровый климат, простоту жизни, относительную бесконфликтность (по сравнению, например, с соседним Алжиром) и главное — знаменитое оливковое масло.

По пути в Карфаген нас завозят в музей Бардо, этого пропускать нельзя. Здесь собрана мозаика из всех тунисских раскопок, ее количество, размеры сохранившихся фрагментов, качество — поражают. Мозаика египетского Луксора тоже интересна, но она блеклая, в фигурках людей и изображаемых сценах обязательна какая-то условность, понятная лишь древним египтянам. Здесь вы видите почти современные лица, отделка порой столь филигранна (так называемая «миллиметровая мозаика»), цветовая гамма так красочна, что невольно возникает подозрение, а не изготавливают ли все это великолепие где-нибудь на соседней улице в подпольной мастерской с помощью лазеров и компьютеров. Нет, эксперты ООН многократно подтверждали подлинность этих находок, значит, и впрямь блистательная Карфагенская цивилизация не мираж в пустыне веков.

А самого Карфагена нет, несколько нарытых обломков колонн ни о чем никакого представления не дают, сюда и туристов не возят, так что особо любознательным приходится добираться самостоятельно. Туристам же демонстрируют хорошо сохранившиеся и вполне традиционные бани, построенные уже много позже разрушения Карфагена; удивительно, но римляне настроили здесь в сотни раз больше, чем разрушили — во всем этом сказалась и их ненависть к великому городу, и ощущение исторической вины за его уничтожение.

Причины для ненависти были. Еще 22 века тому назад, когда Рим набрал силу и преисполнился имперскими амбициями, начала целенаправленно муссироваться идея превращения Средиземного моря в «итальянское озеро» (реанимированная Муссолини в 1920 годы). Это сулило могущество и богатство. Но в западном средиземноморье хозяйничали карфагенские мореплаватели, на востоке — Египет. Однако пока еще египтяне очень далеко (их черед наступит позже), а от Карфагена до Сицилии, римской провинции, ближе, чем от Рязани до Москвы — это вполне конкретная военная угроза. Ее и реализовал карфагенянин Ганнибал, прошедший с «огнем и мечом» по всей Италии, но почему-то пощадивший Рим (историки и военные специалисты до сих пор недоумевают, почему).

Карфаген должен быть разрушен

Тогда то и прозвучало знаменитое Delenda est Carthago — Карфаген должен быть разрушен. Сенатор, законник, аскет Катон (предшественник З.Бжезинского и К. дель Понте в одном лице) убедил римлян, что надо не просто победить ненавистный город, а стереть его с лица земли. И когда час настал, Катон не сдерживал себя: все, что могло гореть, сожгли, камень раздробили и по большей части вывезли, образовавшуюся пустошь перепахали и засыпали солью, чтоб и трава не росла. Оставшихся в живых карфагенян распродали в рабство, великая страна, подобно Атлантиде, исчезла бесследно.

За этой зоологической ненавистью видится нечто большее, чем достижение политических, экономических, военных целей — романтическая удалая цивилизация купцов-мореплавателей вызывала тайную зависть логически-одномерных прагматичных римлян, а это предмету зависти не прощают. На вымороченном месте образовали римскую провинцию и назвали ее «Африкой». Не все были солидарны с Катоном в его очевидном варварстве (даже по тем сверхжестоким временам), чувствовали, когда-нибудь аукнется. Через пять веков вандалы из Северной Германии прошли через Восточную Европу в Испанию, переправились на африканский континент, лет тридцать прожили на месте бывшего Карфагена, изгнав оттуда римлян и вобрав в свое племя их рабов, а в 455 году захватили и уничтожили Рим, положив конец римской цивилизации.

Вандализм принято определять как бессмысленное уничтожение культурных ценностей. В музее Бардо, кроме мозаики, собрано еще и множество найденных в Тунисе скульптур римлян — у всех отбиты носы, руки и гениталии. Римлянина-господина переполняла гордость, и он ходил, в буквальном смысле задрав нос, надменным жестом руки указывая рабу его место. И мраморная фигура воспринималась тогда не «культурной ценностью», а неким идолом, чуть ли не клоном живого римлянина, разумеется, рабам-вандалам не хотелось, чтобы те продлевали свой род. Вот и отбивали у скульптур все ненавистное — похоже, что частенько бессмыслица в истории имеет свой смысл, она если и не оправданна, то объяснима.

…От пронесшихся над этой землей веков остались голубизна моря и мифы. Я увожу с собой крохотного черного слоника с весело задранным хоботом — символ успеха и счастья. Слоны шли с войском Ганнибала через Альпы на Рим, и, хотя, по мнению историков, они были лишь обузой для великого полководца и вскоре погибли, молва именно им приписывает весомый вклад в дело победы.

Рубрики
Новости

Женщина и ислам

Действительно ли ислам притесняет женщину и попирает её права?

1. До возникновения ислама условия жизни женщины были весьма трудными. Ведь женщина не имела никаких гарантированных прав и с её мнением не считались. Ислам же вывел её из этого бесправного положения, возвысил её и избавил от большого притеснения, которому она подвергалась, дал ей возможность почувствовать себя достойным человеком, стоящим наравне с мужчиной, обеспечил ей законные права и снял с неё обвинение в том, что она, является корнем зла в мире. Ислам учит, что это сам шайтан наущал Адама и Хавву (Еву). Ведь в Коране сказано: «Но по наущению шайтана они (Адам и Ева) совершили грех, и он вывел их из рая» (Сура «аль-Бакара» (Корова), аят 36).

2. Ислам утверждает, что все люди — мужчины и женщины — сотворены из одной души. Аллах Всевышний сказал: «О люди! Бойтесь вашего Господа, который сотворил вас из одной души» (Сура «ан-Нисаа» (Женщины), аят 1). Это значит, что мужчина и женщина совершенно равны, как люди, и ни у одного из них нет никакого преимущества перед другим. А почёт, который Аллах даровал человеку в следующем аяте: «И Мы даровали сынам Адама почёт» (Сура «аль-Исраа» (Ночной перенос), аят 70), — оказан одинаково и мужчине, и женщине. А когда в Коране упоминается человек или сыны Адама, то имеется в виду и мужчина, и женщина. Но если речь идёт об одном из них — о мужчине или о женщине, — то употребляется термин «мужчина» или — термин «женщина».

3. Характеризуя отношения между мужчиной и женщиной, пророк — да благословит его Аллах и приветствует! — сказал, что мужчины и женщины одинаково равны перед Аллахом. Это значит, что нет никакой разницы между ними, разве только в добрых деяниях, которые творит каждый из них. На это указывает и Священный Коран: «Верующим, совершающим добрые деяния, будь то мужчина или женщина, непременно даруем прекрасную жизнь и воздадим награды лучше, чем их деяния» (Сура «ан-Нахль» (Пчёлы), аят 97). Аллах также внимает мольбе женщины, как Он внимает мольбе мужчины, и не погубит добрых деяний ни одного из них. Как сказано в Священном Коране: «И ответил им их Господь: «Поистине, Я не пренебрегу ни одним деянием, совершённым кем-либо из вас, мужчиной или женщиной, (ведь) одни из вас (происходят) от других» (Сура «Аль Имран» (Семейство Имрана), аят 195). И кораническое выражение «одни из вас происходят от других» доказывает, что мужчина и женщина дополняют друг друга и что жизнь не может продолжаться без их совместного участия.

4. Неужели после этой принципиальной позиции ислама по отношению к женщине, которая чётко определена в обоих источниках ислама — Коране и Сунне, — беспристрастный человек может обвинять ислам в том, что он притесняет женщину и попирает её права?

Здесь на самом деле несправедливо путают ислам как религию, основанную на веротерпимости, с отжившими обычаями и традициями и дурным отношением некоторых мусульман к женщине.

Объективное суждение об исламе и его позициях должно различать эти две вещи. Ведь такое тяжёлое положение женщины в некоторых исламских обществах является результатом распространенного в них невежества, а не результатом исламских учений.

Всегда ли женщина подчиняется мужчине?

1. Ислам дал женщине полную независимость от мужчины в экономической области; она имеет полную свободу и право распоряжаться любым видом своего имущества: продать, купить, подарить, инвестировать и т.п. без разрешения мужчины, если она правоспособна. И ни её муж, ни любой другой мужчина из её родственников не имеет права взять что-либо из её имущества без её разрешения.

2. Мужчина не может заставить женщину (даже отец, не может заставить свою дочь), выйти замуж за нелюбимого человека. Ведь выходить замуж женщина должна только по своему желанию и по своей доброй воле.

Однажды к пророку — да благословит его Аллах и приветствует! — пришла одна девушка жаловаться на отца, который хотел выдать её замуж за племянника, которого она не любила, чтобы улучшить своё положение. Пророк — да благословит его Аллах и приветствует! — вызвал отца и предоставил девушке свободу выбора: выйти замуж за этого человека или отказаться. Девушка по своей доброй воле согласилась на этот брак и сказала: «О посланник Аллаха! Я была согласна с тем, что сделал отец, но я хотела, чтобы женщины знали, что отцы не имеют права навязывать своим дочерям мужей по своему желанию» (Этот хадис передал аль-Бухари в «ан-Никах»). Это значит, что отец не имеет власти заставить свою дочь выйти замуж вопреки её воле.

3. Женщина разделяет с мужчиной ответственность за семью и воспитание детей и немыслимо, что жизнь семьи может идти нормально без взаимного участия обеих сторон (мужчины и женщины). В противном же случае нарушается жизнь семьи, что отрицательно отражается на детях.

Пророк — да благословит его Аллах и приветствует! — возложил эту совместную ответственность за семью на мужчину и на женщину. Это ясно из следующего хадиса: «Каждый из вас — попечитель и отвечает за того, кого он опекает. Имам же опекун и отвечает за свою общину. И мужчина попечитель своей семьи и отвечает за неё, и женщина попечительница в доме своего мужа и отвечает за это» (Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим).

Возложение подобной ответственности на женщину полностью снимает ложное обвинение в том, что женщина всегда подчинена мужчине. Ведь нет ответственности без свободы, а свобода несовместима с подчинением.

4. Мужчина не может запретить женщине пользоваться своими законными правами в жизни или ходить в мечеть для поклонения (Ибн Маджа передал этот хадис в «Предисловии», т. 1, стр. 8). И если некоторые мусульмане, опираясь на отжившие обычаи и ложные нормы, не придерживаются этих исламских позиций относительно женщины, то это считается или незнанием ислама и его предписаний, или неправильным пониманием его ясных учений.

Рубрики
Новости

Восточные узоры для арабских женщин

О красоте арабских женщин сложены легенды. Восточные красавицы всегда пленяли западных мужчин своей загадочностью. В то же время законы на Востоке очень строги, а женщина должна выполнять их в точности, чтобы остаться уважаемой среди своих родных и близких.

Красавицы закутаны в шелковые покрывала. Единственное, что может быть открыто для глаз окружающих, – лицо, кисти рук и ступни. Все остальное видит только муж или другие женщины.

Наверное, нам это покажется странным, хотя это правило очень логично. Это в России мы стараемся красиво выглядеть для посторонних, когда выходим из дома, а дома, облачившись в старый халат и стоптанные тапочки, ворчим на любимого человека. Восточные же женщины дома – настоящие королевы, радующие глаз мужа.

Арабские женщины тратят огромные деньги на то, чтобы хорошо выглядеть. В 4 года девочек впервые приводят в салон красоты. Для макияжа в основном используется природная косметика, для окраски волос – хна.

Несмотря на это, сегодня женщины Востока являются, пожалуй, самыми активными потребителями элитной европейской и американской косметики в силу того, что состояния их мужей исчисляются огромными суммами и они могут себе позволить себе такую мелочь.

Даже при тех ограничениях, которые существуют на Востоке, женщины нашли способ улучшить свою внешность. Так как они не могут позволить себе демонстрацию различных нарядов, женщины разукрашивают свои кисти и ступни причудливыми узорами.

В сезон свадеб, национальных и религиозных праздников десятки салонов работают до поздней ночи, чтобы вновь открыться с первыми лучами солнца. В них умелые рисовальщицы специальными растворами хны и другими растительными красками наносят узоры на ладони и тыльные части кистей, на ноги ниже щиколотки.

Сегодня такие росписи можно увидеть и на руках наших соотечественниц. Эти своеобразные татуировки из хны держатся в течение нескольких недель, постепенно смываясь водой. Они идеально подходят для тех, кто не хочет делать постоянную татуировку и желает выглядеть по-восточному необычно. Появление на пляже с такими узорами не оставит никого равнодушным.

Расписывание тела — давняя восточная традиция. В древности египетские женщины покрывали татуировкой часть лица. Мужчины носили на висках наколки, изображавшие птицу. Татуировки как символы магии были распространены в Ассирии и Шумере. Нередко они служили для обозначения племенной принадлежности, положения в обществе. Ислам запретил татуировки, но в Аравии до сего дня царствует хна.

Раньше рисунки были простыми, наносились они не профессионалами. С ростом городов роспись по женским кистям и ступням превратилась в профессию. Часто она наследуется детьми. Каждая семья готовит свой рецепт краски, добавляет какие-то компоненты.

Надо сказать, что для росписи используются исключительно природные средства и ни грамма химии. Красители готовятся из молодых листьев растений, различных трав, которые собираются в определенное время года и суток.

Хна – основной компонент, от количества которого зависят яркость, оттенок и глубина цвета рисунка. Каждый рисунок – неповторимое произведение, требующее от автора мастерства и безграничной фантазии. Рисунок подбирается с учетом возраста и положения женщины, ее внутреннего мира в видении художницы.

Узоры наносятся без трафаретов, простыми мазками кисти. Мода на рисунки тоже меняется. В одно время бывают модными тонкие витиеватые узоры, потом популярность приобретают более широкие линии, цветы или просто многочисленные сплетения листьев и веточек (в исламе запрещено изображение людей и животных).

Краситель из хны устойчив, и после сезона праздников женские руки еще долго «цветут» на улицах восточных городов. С приходом лета такие узоры будут эффектно выглядеть и на наших кистях или ступнях. В моде этника, так почему не продолжить ее тему и на своем теле?

Рубрики
Новости

Боги Древнего Египта

Амон: покровитель города Фивы, бог воздуха и урожая, творец мира; изображался в виде человека (иногда с головой барана) со скипетром и в короне, с двумя высокими перьями и солнечным диском.

Анубис: бог в образе шакала или дикой собаки (или человека с головой шакала или собаки); считался покровителем умерших.

Апис: символ плодородия, бог в образе быка с солнечным диском; в некоторые периоды Апис почитался как бог, воплощающий душу Осириса.

Атон: бог солнца; изображался в виде солнечного диска, лучи которого заканчивались раскрытыми ладонями.

Баст: богиня любви, радости, праздников; женщина с головой кошки или львицы с корзинкой в руках. Иногда изображалась просто в виде кошки.

Бес: дух, покровитель рожениц, изгоняющий змей, бог веселья и пляски; изображался в виде уродливого гнома с мордой льва.

Хор: бог неба и света, покровитель фараонов, которые считались его земным воплощением; изображался как человек с головой сокола в короне.

Имхотеп: божественный покровитель зодчих, ученых писцов, врачей; его символизирует сидячая фигура ученого с развернутым папирусным свитком на коленях.

Исида: богиня-мать, сестра и супруга Осириса; женщина с рогами коровы и солнечным диском на голове, в руке стебель папируса.

Осирис: бог ежегодно умирающей и возрождающейся природы, позднее бог загробного мира и судья умерших; изображался в виде человеческой мумии в короне, обрамленной перьями, бородой, в согнутых руках скипетр и плеть.

Птах: первоначально бог-творец и бог мертвых в Мемфисе; изображался в виде мумии с открытой головой, с жезлом, стоящим на иероглифе, означающем правду.

Ра: бог солнца в Гелиополе, позднее отождествлен с богом Фив Амоном (Амон-Ра); человек с головой сокола и с солнечным диском.

Тот: бог луны, мудрости, письма и счета; изображался в виде человека с головой ибиса, часто с кистью для письма и палитрой в руках.

Хатхор: богиня любви и судьбы, богиня неба, кормилица фараонов и властительница дальних стран; изображалась в виде коровы или женщины с рогами коровы.

Хнум: бог-творец, создающий человека на гончарном диске, хранитель Нила; человек с головой барана со спирально закрученными рогами.

Религиозные представления древних египтян отличались, с точки зрения современного человека, противоречивостью. В самих богах соединялись противоречия: Осирис одновременно был богом мертвых и богом плодородия.

Подобно чередованию восходов и закатов солнца, постоянно чередуются смерть и рождение. Реальный и потусторонний мир относили к разным странам света, мир живых — к востоку, мертвых — к «прекрасному западу, Так, Луксор на левом берегу Нила предназначался для живых и для поклонения богам, а из Фив на западном берегу фараоны отправлялись в царство мертвых.

Рубрики
Новости

Женщина в исламе

В самых ортодоксальных арабских странах женщины носят черные платья, а мужчины — белые одеяния. Объяснение простое: «женщина — это тень мужчины». В арабской цивилизации доминирование мужчины абсолютно. Еще в доисламские времена рождение девочки считалось плохим предзнаменованием. Случалось, что девочек закапывали живыми при рождении. С приходом ислама женщина хоть и обрела кое-какие права, но все равно рассматривалась как низшее существо, всего лишь как средство продолжения рода. Да и права ее ограничились кухней и заботами по дому. Сызмальства арабский мальчик усваивает, что он для женщины царь и бог, и должен относиться к ней как к особи неразумной и безответной, даже если это его мать. Она не отвечает за воспитание детей, только за их обслуживание. За детей, их жизнь и судьбу целиком отвечает мужчина. И арабским мужчинам, и женщинам внушается то, что удовольствия сексуального свойства — грех. Секс до брака и прелюбодеяние считаются тяжелейшими преступлениями.

Мужчине запрещается не только прикасаться к женщине, не являющейся его женой, но даже смотреть на нее. Но вот ведь парадокс: и сексуальные привилегии в исламской культуре дозволяются только мужчинам — согласно давнему представлению, любовь к противоположному полу могут испытывать лишь представители сильного пола. В числе этих сексуальных привилегий прежде всего многоженство (до четырех жен), а также «Мута» — институт «временного брака», дающий возможность иметь наложниц и пользоваться услугами проституток. Согласно «Аль-Хадис», во время джихада мужчины пришли к пророку Мухаммеду и сказали: «Мы воюем вместе с тобой, Посыльный Аллаха, но наши жены вдали от нас. Должны ли мы кастрировать себя?» Пророк запретил кастрацию и позволил «Мута». Все мужчины женились на женщинах на определенное время (обычно три дня) за калым (кусок ткани). А вот женская сексуальность рассматривается как угроза мужскому превосходству и одновременно как греховный соблазн, а потому жестко контролируется.

С раннего возраста девочке внушают, что секс не должен быть приятным для нее. Но одними внушениями дело не ограничивается. В наиболее патриархальных сообществах до сих пор практикуется обрезание девочек (удаление клитора), чтобы гарантировать отсутствие оргазма при сексуальном контакте. Замуж девушку обычно выдают без учета ее воли. Брак — семейное дело, а не личный выбор. В отличие от европейцев с их индивидуализмом, арабы сосредоточены на группе. Семья, род, клан более важны, чем отдельный человек. Действия женщины пристально контролируются семьей. Она находится во власти мужчин – сначала отца, затем мужа и, наконец, сыновей. Она может появляться вне дома только в сопровождении мужа или мужчин-родственников. Когда целомудрие женщины под сомнением — ее семья испытывает позор. В результате чего ставится под угрозу клан, из-за этого будет трудно устроить браки незамужних сестер, а мужчины-родственники будут презираемы, пока не совершат «убийство чести».

Опозоренных убивают отцы, мужья, братья, дяди или сыновья. Причем матери и сестры жертвы часто защищают «убийства чести», а иногда и помогают их выполнить. Это еще доисламская традиция. То же закапывание грудных дочерей часто имело целью избежать позора, который они могут принести семье позже. «Убийства чести» происходят по самым разным причинам, включая слухи (даже неподтвержденные), о добрачном или внебрачном сексе; попытку девушки отказаться от устроенного брака или получить развод из-за факта разговора с мужчиной. При чем даже за изнасилование, в том числе кровосмесителъное, ответственность возлагается прежде всего на женщину. Мужчины считаются менее виновными — я женщина, наверное, соблазнила его. А она должна защитить свою честь даже ценой жизни: если осталась жива — ее осудят за «ошибку» и могут убить. Понятное дело, большинство таких убийств происходит в бедных сельских областях или среди необразованных городских обитателей. Чаще убивают скрытно дома, а иногда и публично — перед толпами зрителей. Женщины, чувствуя, что их жизнь разрушена позором, покорно отдают себя на резню. Они все равно исторгнуты из общества и спрятаться им негде. Власти реагируют вяло. Если кого и сажают, то ненадолго.

Паспорт

В ряде арабских стран у женщины нет паспорта, взамен этого у мужа в паспорте четыре странички, чтобы вписать туда до четырех жен. Гражданство передается только по мужской линии. При разводе ребенок переходит к отцу, а наследнице (по закону Шариата) дают только половину того, что полагается наследнику.

В общем, казалось бы мрак полнейший. Но с этим не согласятся не только арабы-мужчины (что вполне объяснимо), но и многие арабские дамы (если удастся без опасности для жизни с ними на эту тему побеседовать). Все или почти все из вышеизложенного будет если и не оспариваться, то, по крайней мере, по-другому интерпретироваться.

Вот, например, другая интерпретация того, почему арабские женщины ходят все в золоте. Арабская поговорка гласит: «Женщина без золота — голая женщина». Хотя язык никак не поворачивается назвать голой особу, укутанную в черное. Стало быть, богатые украшения -это не боязнь развода, а манифест, прославляющий щедрость и достаток мужа. Ведь после развода калым и все собственные накопления остаются при жене. Вдобавок муж, как правило, продолжает заботиться о прежней супруге. Что ж, наверняка бывает и такое.

Очень благодатная тема для опровержения тезиса о незавидном положении арабской женщины -многоженство. Тут вам сразу скажут, что не каждый мусульманин имеет право даже на вторую жену. Он не может жениться второй раз только потому, что ему этого хочется. Должны быть очень веские причины, скажем, бесплодие супруги. А вот если он берет в жены сироту или вдову, то это одобряется исламом. Основное условие — мужчина должен одинаково относиться ко всем женам, одинаково их обеспечивать. Для этого нужно много денег, а потому у большинства арабов всего одна жена. Еще соображение: многоженство помогает избежать внебрачных связей, нехороших болезней, внебрачных детей. Значит, в нем нет ничего плохого. Наоборот, так женщина спасается от одиночества и бедности. И самое главное, по мнению мужского населения, «особое отношение» со стороны мужчины компенсирует женщине отсутствие прав.

Жена за большие деньги

Обретя жену за большие деньги, араб ценит ее как самое дорогое сокровище. Одно дело, что там предписывает Коран. Мужчина все равно должен уметь покорить женщину и заставить ее полюбить себя. Видимо, в этом и заключается один из секретов обаяния арабской культуры, ведь сам образ жизни основывается не на бездумном следовании традициям, а на мастерстве межличностных отношений, подразумевающих весь их диапазон — от физиологической чувственности до духовных аспектов. Арабы, как правило, мастера в искусстве любви, а древняя арабская культура тому доказательство. «Женщина — глаза и уши мужчины», — говорят арабы. Мужчина действует, а женщина является как бы его визирем и лекарем. Той же Шахерезадой. Если она не может управлять мужчиной с помощью своей воли, то она управляет им через любовь и детей.

Арабы (продвинутые, конечно) даже жалуются, что жены покорны лишь внешне, но исподволь всем заправляют. Приведу что-то вроде иллюстрации. Как-то мне довелось присутствовать на египетской дискотеке в Хургаде. Там один египтянин часа два танцевал перед сидящей супругой — ослепительной красоты дамой в платье европейского покроя. Танец этот был насыщен исступленной страстью. А потом дама встала, усадила мужа и станцевала перед ним всего один, но свой танец. И сразу стало ясно, Почему мужика так колбасило.

Наиболее широкий «спектр» закрытости-открытости арабской женщины в плане одежды можно наблюдать в Сирии. Градация здесь примерно такая: полный черный хиджаб с чадрой; полный цветной (красный или серый) хиджаб с чадрой; черный или цветной хиджаб с щелочкой для глаз; черный или цветной хиджаб с открытым лицом; черный или цветной головной платок, длинное пальто и перчатки, пальто плюс чадра; длинное одноцветное платье с платком; европейская одежда (джинсы, закрытая блузка или закрытое платье чуть ниже колена) с платком и, наконец, европейский наряд с произвольной степенью открытости и без платка. В Иордании открытость в большинстве случаев заканчивается на варианте «европейская одежда плюс платок».

Правда, однажды в Аммане я видел такой вот сверхзакрытый вариант: толстенького «шейха» сопровождала вереница жен в полных хиджабах, а у одной из них, видимо, самой любимой, шедшей впереди остальных, поверх чадры был надет еще и стальной намордник-забрало — «пояс верности» от орального секса. А вот в Тунисе, Египте, Кувейте, ОАЭ и Катаре наблюдается в основном «полярность». У явного большинства женщин черный хиджаб либо с чадрой, либо с открытым лицом, у явного меньшинства (в Египте и Тунисе не такого явного) — самый «открытый» вариант. Как ни странно, но в ортодоксальном Кувейте и ОАЭ можно встретить совсем продвинутых местных уроженок в блестящих штанах, типа обрезанных по колено колготок. Часто девицы еще и покрашены под шатенок или блондинок и щедро намазаны косметикой. «Закрытые» женщины тоже пользуются косметикой, в основном для век, бровей и ресниц, а также украшают изящными узорами кисти рук. То есть украшается то, что можно увидеть, хотя видеть и не положено.

Пластическая хирургия

В последнее время среди арабских женщин (всех степеней открытости-закрытости, но из обеспеченных слоев) все большую популярность приобретает пластическая хирургия. В Эмиратах, например, самыми распространенными операциями стали липосакция (50%), коррекция груди (25%), уменьшение живота (20%). Причина — неоднократные беременности.

Если вы в ортодоксальной стране, то встретить местных женщин можно главным образом в торговых центрах, ведь на улице им делать нечего, даже водить машину. Например, в Саудовской Аравии это запрещено. Они с удовольствием покупают самую модную европейскую одежду, косметику, духи, но в обновках показываются только мужу или подругам — дома или в закрытых женских клубах, где они проводят свободное время в задушевных разговорах, вышивают, танцуют. Роль женских клубов играют также бани «хаммам» и пляжи в специальные женские дни. Мужчинам в такие дни вход воспрещается. Я этого, понятное дело, не видел, но как рассказывали мои соотечественницы, женщины облачаются в тонкие лосины и кофточки с длинным рукавом. А уже поверх надеваются бикини от самых дорогих модельеров. Более консервативные дамы надевают балахоны, из которых высовываются только голова, руки и ступни. А еще более консервативные просто сидят под зонтиком в своих абайах. В море, впрочем, ни те, ни другие не купаются.

Купаются лишь «продвинутые» в тех самых блестящих штанах, но не снимая их. Правда, на дальних пляжах «продвинутые» могут искупаться и в закрытом купальнике. В открытых купальниках купаются только ливанки. При женских клубах есть своего рода женские ассоциации во главе с дамами высокого социального статуса. Именно им жена может подать жалобу на мужа, если он забыл уделить ей внимание или обделил подарком. Если глава организации посчитает поведение мужа недопустимым, то она наведается к супругу и объяснит ему, что тот не прав. И все же половина всех арабских женщин неграмотна. Многие дискриминационные законы не отменены, даже в Ливане чадру носят 20% женского мусульманского населения (в Сирии — 60%, в Кувейте и Ираке — 80 %). В общем, основная масса хранит традиции. При этом, например, саудовок очень возмутило, когда замгоссекретаря США Карен Хьюз по возвращении из Саудовской Аравии рассказала о «тяжелой жизни» женщин, которые «не могут быть счастливы в окружающей их обстановке». Одна из встречавшихся с Хьюз студенток заявила под бурю аплодисментов: «Имидж несчастной арабской женщины из американских СМИ — явная клевета». А другая, говоря о запрете на вождение автомобиля, сказала: «Я не хочу водить машину, потому что у меня есть личный шофер».

This site is registered on wpml.org as a development site.