Если для европейских народов справедлива поговорка «Собака – друг человека», то для бедуинов аравийских пустынь лучший друг, конечно же, верблюд. До сравнительно недавнего времени на горбу этого животного зиждилась вся экономика кочевых и полукочевых арабов, живших в пустынях Аравии. Верблюд кормил, поил, одевал, возил людей и грузы. Арабская поэзия сделала верблюда символом красоты, а язык дал несколько тысяч слов, обозначающих это животное.

Эмираты

Последние три-четыре десятилетия до неузнаваемости изменили жизнь обитателей Эмиратов. На смену верблюду пришли новейшие кондиционированные Тойоты, а сами вчерашние бедуины, поощряемые щедрыми пособиями от правящих семей и нефтяных компаний, переселились в новые города из стекла и бетона. Казалось бы, жизнь пустыни обречена на забвение и в скором времени превратится в один из «основных мифов», на которых основаны современные нации. И тем не менее верблюду, а вместе с ним и людям, занимающимся его разведением, была уготована новая судьба. Правители эмиратов, обеспокоенные судьбой традиционной культуры, стремительно изменяющейся под натиском нефтедолларового благополучия, обратили внимание на старинную бедуинскую забаву – верблюжьи бега. Заботясь о поддержании национального наследия, шейхи превратили этот своеобразный ритуал в молодой, но уже профессиональный вид спорта, который не только привлекает болельщиков и туристов, но и создает образ страны, в которой тысячелетние традиции включаются в общество новейших технологий и глобализации.

В «донефтяной» Аравии верблюжьи бега являлись, в основном, частью культуры гостеприимства (дийафа) и праздника. Это был, скорее, не спорт в привычном нам понимании, а развлечение, которое радушный хозяин устраивает для почетного гостя. Бега также устраивались во время таких важных событий в жизни бедуинской общины, как свадьбы, обрезание, дождь, а также во время визитов глав крупных племен. Для такого шоу бедуины надевали парадную одежду, один или несколько мужчин пели героические песни, а два или три наездника соревновались на дистанции от 3 до 4 километров. Иногда это были даже не гонки, а скорее джигитовка – несколько наездников, стоя в седле, брались за руки и криками погоняли верблюдов, натренированных бежать параллельно на одинаковой скорости. В праздничных церемониях бега иногда устраивались и как соревнование, но победитель не получал приза. Суть соревнования состояла не в материальном вознаграждении, а в похвале и славе. Верблюжьи бега могли быть и результатом пари, вызова, своего рода поединком, в котором разыгрывался престиж, уважение соплеменников, репутация. Интересная черта: владелец самого быстрого верблюда оставался как бы «вне конкурса», его просили не участвовать в бегах, предлагая ему ту или иную материальную компенсацию. В самом деле, что это за зрелище, если заранее известен результат! Однако в традиционных бегах не было никаких правил, ограничивающих возраст и весовую категорию верблюдов и наездников. А наездниками были дети – мальчишки 6-10 лет, в основном из той же семьи, что и владелец верблюда.

Современные верблюжьи бега в ОАЭ

Современные верблюжьи бега в ОАЭ – уже развитый вид спорта со своими правилами и организацией. Бега из небольшого, но красочного события в жизни небольшой бедуинской общины превратились в едва ли не общенациональный праздник. Существенно изменилось и само верблюдоводство. Теперь разведение беговых верблюдов – это прибыльный бизнес, со своей инфраструктурой, огромными капиталами и со своими теневыми сторонами.

Скачки в современных Эмиратах проходят на отлично оборудованных ипподромах. Поскольку длина дистанции – 8- 10 километров, в поле зрения зрителей оказывается только часть пробега, но и здесь на помощь приходят современные технологии : бега транслируются на телеэкранах. Неотъемлемая часть шоу – вручение призов и наград владельцам верблюдов-победителей. Хотя на верблюжьих бегах не принимаются ставки от зрителей, каждое соревнование сопровождается розыгрышем ценных призов и подарков. Для зрителей вход на бега, как правило, свободный.

Не каждый верблюд может считаться беговым. Это – особая порода (ал-хаджин) – худощавые и подвижные животные, резко отличающиеся от своих тяжеловесных и неповоротливых кузенов, служащих для перевозки грузов. Большинство беговых верблюдов принадлежат к прекрасному полу, хотя самцы также участвуют в бегах. Объясняется это тем, что поголовье молодых самцов-верблюдов вообще немногочисленно: их съедают на свадебных церемониях и в других обрядах жизненного цикла.

Трудовая биография ал-хаджина начинается в возрасте 13-16 месяцев. Детеныша отлучают от матери и отправляют в специальный тренировочный центр, в котором, путем изнурительной дрессуры и строгой диеты он к возрасту 3 лет превращается в настоящего бегового верблюда. В период активного возраста, который длится 6-7 лет, верблюд отлично питается – его кормят лучшими злаками, а также смесью молока и меда. Верблюдицы пенсионного возраста получают, наконец, право на личную жизнь и радость материнства – их отправляют на специальные верблюдоводческие фермы.

Беговой верблюд находится в постоянном контакте с людьми – с наездником (ракби) и с дрессировщиком (мудамир). До недавнего времени наездниками были дети, однако такое использование детского труда, а также множество скандалов, связанных с похищением детей и работорговлей, вызвали недовольство международных организаций. В настоящее время в Эмиратах запрещено использовать в качестве ракби несовершеннолетних и проводятся эксперименты с использованием наездников-роботов. Выросший ракби, как правило, становится мудамиром. И те, и другие – в основном выходцы из небогатых соседних стран – Ирака, Индии, Пакистана, Йемена и Судана. А вот специалисты по разведению верблюдов – эмиратские бедуины.