Подобно тому, как россияне мечтают о «домике в деревне» близ голубой и чистой речки и зеленого леса, так и египтяне грезят об уединении в… пустыне. В этом убеждаешься, когда мчишься на машине по магистрали из Каира через Суэцкий канал в пустыню Синая. Иногда на горизонте мелькают эти странные новопостроенные оазисы, где горожане скрываются от суеты и наслаждаются покоем и величием песков, небес и камней.

Пролетая по краю пустыни

Признаться, мои с детства закрепившиеся представления о пустыне, по которой сорок лет Моисей (мир ему) водил свой народ, о ее полной безжизненности (пески, пески, пески… и ничего более!) оказались неверными.

Синай очень разнообразен: здесь так много и песчаных просторов, и разноцветных, разнофактурных гор, так много пробившихся сквозь камни трав, кустов, а подчас и деревьев, что невозможно не понять бедуинов, живущих тут и в наши дни, несмотря на все новшества и соблазны цивилизации. Их быт тот же, что и при пророках. И они не желают покидать эти места, а правительство Египта совместно с ООН оказывает им поддержку продуктами и лекарствами, дабы сохранить традиции и для их продолжателей, и для остального человечества, как пример иного образа жизни.

Слева – ужас и красота пустыни. Справа – кажется, что по песку, а на самом деле по каналу, плывут огромные корабли. Здесь же видны не только «дачи новых египтян», но и современные отели.

— Побережье Красного моря осваивается активно? — спрашиваю я моего доброго провожатого, потомственного арабиста, корреспондента Радио «Маяк» на Ближнем Востоке Андрея Попова.

— Общеизвестно имя крупного курортного центра Шарм аш-Шейх, но ведется строительство и сотен кемпингов и гостиниц севернее. Инвестиции текут с Запада и из Саудовской Аравии, а отдыхают и, естественно, оставляют деньги в Египте, в основном, иностранцы, — отвечает мой собеседник.

— Но совсем недавно здесь громыхали колонны военной техники. Я слышал, что в память об освобождении Синая от армии «Израиля» египтяне оставили нетронутыми подбитые танки.

— Следы войны убраны. В Каире есть музей, где можно детально ознакомиться с теми событиями. Но вот многочисленные патрули на трассах – это профилактика против повторения подобного. К тому же так обеспечивается безопасность проезжающих: видите, солдаты каждый раз спрашивают, куда мы едем? А вот «за кадром» остаются американцы – их воинский контингент числом примерно в 6 тысяч человек по дорогам не стоит, но дежурит в лагерях по всему полуострову.

— А есть ли сегодня какой-нибудь «русский след»?

— Наши «туристо руссо» облюбовали Шарм аш-Шейх: здесь, помимо купания, подводное плавание, путешествие к бедуинам, восточные шоу, а для любителей древностей и искателей духовности – монастырь Екатерины и Гора Моисея, на которой ему были ниспосланы Десять Заповедей. Кроме того, вот эти линии электропередач построены российской фирмой. И еще бы я добавил, арабист и бывший корреспондент «Труда» в Каире Владимир Беляев увлекся исследованиями в библиотеке монастыря Екатерины и регулярно пишет об этом. Но, конечно, российская активность до обидного мала – в последнее десятилетие мы растеряли свое влияние и экономическое присутствие в арабском мире. А вакуума, как известно, не бывает.

Святыни Синая — реальные и мнимые

«Обязательно ночью поднимитесь на Гору Моисея! Здесь всегда к услугам провожатые с верблюдами – они помогут подняться, однако, последние тысячу метров вы должны пройти пешком. Задача – встретить здесь рассвет, и если вы человек безгрешный, то увидите самого Моисея (мир ему), шествующего к вам навстречу в лучах солнца!» — этот романтически-заговорщический шепот слышит каждый, кто спрашивает о Синае. «А если не увижу Моисея?» — «Ну что ж, — с сочувствием и пониманием отвечают вам, — значит вы…». Дальше каждый глубоко и заранее покаянно вздыхает.

По преданию, первые христианские монахи Синая обратились с прошением о поддержке к Елене – матери императора Константина, который утвердил Христианство государственной религией, оставаясь при этом, вплоть до предсмертного часа, жрецом «бога Митры». А Елена, распорядившаяся отыскать места, связанные с библейскими пророками и, особенно с Иисусом (мир ему) в Палестине, конечно же, помогла синаитам «отыскать» и саму гору Хорив, где Всевышний явился Моисею (мир ему), и даже «место куста – Неопалимой Купины».

Представьте себе, исход народа израильского из египетского плена датируется XIII в. до н. э. Потомки Моисея (мир ему) никак не отмечали никаких памятных мест времен тяжелейшего для них сорокалетнего испытания. Но вот по мановению византийского императорского жезла в IV в. н. э. появляются «святые места».

Император Юстиниан в VI столетии выстроил у «Хорива» мощные крепостные стены и прислал монахам в охрану солдат. С тех пор без перерыва здесь вот уже почти полтора тысячелетия действует греческий православный монастырь. В его буклете мы читаем: «Точное местоположение этих святых мест до сих пор сохранилось в памяти местных жителей». Но отчего же, спросите вы, называется монастырь не в честь пророка, получившего великое откровение от Господа, а почему-то в честь некой Екатерины?

Во-первых, с самого начала монастырь именовался в честь Преображения, а первая часовня на горе была посвящена Троице. Посвящения иных храмов в честь Девы Марии связаны с тем, что христианские толкователи объясняли образ Неопалимой Купины как «прообраз девы, рождающей богочеловека».

А во время преображения на горе Фавор в Палестине Иисус, согласно христианской традиции, предстал перед апостолами рядом с пророками Моисеем и Илией. Посвящение же Екатерине состоялось позже благодаря крестоносцам, основавшим даже специальный «Синайский орден» будто бы для «охраны паломников».

Истинные цели рыцарей были, однако, далеки от благочестия. Недаром же католикам пришлось расставаться с их памятью! В первые дни 2000 года, как известно, Папа Римский Иоанн Павел Второй на торжественной мессе в Ватикане, посвященной вступлению мира в новое тысячелетие, принес от имени Церкви покаяние за грехи, в том числе, за псевдодуховные и по сути колониально-грабительские Крестовые походы, во время которых гибли и мусульмане, и православные.

Так чем же образ Екатерины так пленил крестоносцев? Говоря терминами Ислама, ее можно было бы назвать «шахидом» – борцом, отдавшим жизнь за веру. В святцы же она так и вошла как «дева-мученица», и подвиг ее, действительно, захватывающ.

Доротея – так звали ее до крещения – родилась в 294 г. в аристократической семье в Александрии, слыла умной и красивой девушкой. Монах-сириец рассказал ей об Иисусе (мир ему) как о «женихе души» и с тех пор она избрала путь веры и отвергла всех земных кавалеров. Несмотря на начавшиеся гонения христиан при императоре Максимине, она открыто свидетельствовала и даже обвинила императора в том, что он приносит жертвы идолам. Собранным для диспута с ней 50 мудрецам она цитировала и Библию, и Евангелие, и греческих философов. Но тщетно – ей ответили пытками.

«После казни, — как пишется в нынешнем монастырском буклете,- тело ее исчезло. Согласно традиции, ангелы перенесли его на вершину самой высокой горы Синая, носящей сейчас ее имя. Примерно 3 века спустя, монахи, повинуясь видению, поднялись на гору, нашли там останки Екатерины, спустили их вниз и поместили в золотую раку в церкви».

Вот так человек героический и реальный превратился в «икону» и, более того, «икона» перекрыла образ Моисея (мир ему). А крестоносцев очаровал не только ее подвиг, но и монашеская устремленность, ведь идеалом средневековой церкви стал монах и на века укрепилось представление, что истинно верующий католик (или православный) не может вести естественную, семейную жизнь.

Не в этой ли крайности, отвергнутой Кораном, истоки разбушевавшихся позднее в ХХ в. в Европе сексуальной, а параллельно ей и антирелигиозной, революций?

И еще деталь, теперешний позолоченный, с драгоценными камнями саркофаг Екатерины, оказывается, был «в 1860 г. подарен русской принцессой». Сколько же он стоил в то время? Интересна сумма не в рублях, а в пересчете на то, что могли бы эти средства сделать для русской бедноты в канун отмены крепостного права? Всевышний ждет от человека не культа и не позолоты на иконах, но справедливости и помощи слабым. Как же уцелел монастырь Екатерины после прихода к власти мусульман и как он «встроен» в сегодняшний день Египта?

Минарет как пристройка к колокольне

…И все же это одно из самых романтичных и красивых мест на земле. Суровая средневековая крепость-монастырь утвердилась посреди тяжелых и величественных каменных симфоний Синая: воображение поневоле рисует то караваны, идущие из Африки в Персию, то лавины крестоносцев, то рабов Фараона, добывающих металлы и драгоценные камни, то древних пророков Единобожия (мир им всем).

Редкие стрелообразные кипарисы рядом лишь подчеркивают всеобщую каменность. Вглядываешься в силуэты построек и видишь, чуть ли не впритык к колокольне, типично греческих форм маленький минарет. Неужели здесь была мечеть!?

— Нам веками угрожали невежественные кочевники, – объясняет грек-монах, охраняющий историко-художественную галерею, – имитацию минарета выстроили, чтобы нас не трогали. Но образованные мусульмане знают, что в 625 г. наши братья отправились в Медину, дабы заручиться покровительством вождя Ислама. И Мухаммад дал монастырю Охранную Грамоту, согласно которой мусульмане обязаны защищать монахов, и монастырь освобожден от налогов.

Вот посмотрите под стеклом, — продолжает монах, — на витрине: это турецкая копия той Грамоты. Не исключено, кстати, что сам Мухаммад бывал здесь во время своих странствий с торговым караваном. Почему он дал нашим предшественникам такую защиту? Он понимал, что здесь с самого начала очаг молитвы и очаг письменности. Наша библиотека по числу и ценности рукописей уступает лишь Ватикану. Из 3 тысяч книг две трети написаны по-гречески, остальные — на арабском, сирийском, грузинском, армянском, коптском, эфиопском и славянском языках.

У нас — древнейший из известных переводов Евангелия V в. – «Сирийский кодекс». У нас был и древнейший текст Библии – «Синайский кодекс» IV в., но он через Россию попал в Британский музей в Лондоне. То была особая, почти детективная история! Скажу лишь, что англичанам рукопись была продана большевиками в 1933 г. за 100 тысяч фунтов стерлингов. А к нам теперь любой ученый может приехать и позаниматься с текстами. Есть и ранние печатные книги на многих языках.

— Почему всех гостей вы пускаете везде, а при мне не пропустили американцев в часовню Неопалимой Купины и вообще берете с них больше денег? — спрашиваю я.

— А они самые богатые в мире, — отвечает монах, — вот и должны платить больше. С русских берем значительно меньше. А с вас, как видите, вообще ничего не взяли, потому что вы журналист из России и расскажете о нас.

Американцы помогли нам открыть в этом году галерею с иконами, рукописями и утварью. Нью-Йоркский Метрополитен-музей работал совместно с нашим Фондом поддержки монастыря и правительством Египта. Теперь уникальнейшее собрание отреставрировано и экспонировано по высшим мировым стандартам. И слышите, звучат в записи наши древние песнопения? А еще в 1932 г. на вершине Святой Екатерины, самой высокой на Синае (2642 м над уровнем моря), начала работать метеорологическая станция Института Смита в Калифорнии.

— А что это за деревянная коробка или избушка на стене перед входом в монастырь на большой высоте?

— Бедуины приносили еду монахам, а те корзинами вытягивали ее наверх. Монастырь, действительно, столетиями жил в предельной изоляции от мира. В Хрониках патриарха александрийского Евтихия (IX в.) сказано, что когда император Юстиниан выстроил монастырь, он послал ему на службу около двухсот семей с северного побережья Анатолии и из Александрии. Их потомки живут здесь и сейчас. Они составляют особое племя, именуемое «джабалия». По образу жизни они — синайские бедуины, но считают себя… греками.

Не удивляйтесь! Монахом у нас, согласно Уставу, может стать только грек. А их бытие так переплелось с монастырем! Будучи мусульманами, они почитают нашего настоятеля и архиепископа в качестве судьи и идут к нему со своими заботами и для разрешения споров. Более того, в день пророка Моисея они вместе с нами поднимаются на вершину его горы, поклоняются также и пророку Аарону, и Святым Екатерине и Георгию. Живут они небогато, но отличаются миролюбием и гостеприимством.

— Мог ли монастырь вести внешнюю деятельность при мусульманских правителях?

— Разные были времена: активность сменялась упадком, потом вновь шел подъем. Но Охранная Грамота Пророка Ислама, как видите, защищает нас и сейчас. А во времена Османской Империи в XVII в. монастырю даже предоставляли владения в иных землях, велась обширная культурная и просветительская деятельность. В Гераклеоне на Крите мы открыли школу, где получили образование ведущие греческие мыслители того времени. Наши филиалы образовались не только в Египте, Палестине, Турции, но и в Румынии, у вас в России и даже в Индии!

Конфликт цивилизаций: на воре и шапка горит!

Приезжая в наши дни на Синай, нельзя не задаться вопросом, как же тут столетиями, даже тысячелетиями жили столь разные народы, с разными языками, культурой и вероисповеданиями? Жили и драматично, и не всегда мирно. Но все же имели мощный запас прочности. И только потому мы можем ощутить здесь дыхание иных времен и расширить свое восприятие, с жаром обсуждая события двухтысячелетней давности и становясь «человеком с человеческой историей».

Почему выношенная в книжной лаборатории теория Сэмуэля Хантингтона о будто бы «неизбежности конфликта цивилизаций» на наших глазах обретает повадки ястреба и тревожит весь мир некнижными угрозами?

Позиция исламского мира, в первую очередь подвергающегося сейчас ударам «студентов Хантингтона», ясна и подтверждена историей. Вот, к примеру, фрагменты из Корана, которые могли бы служить эпиграфом к нашей с греческим монахом беседе в монастыре Екатерины: «И, несомненно, ты найдешь, что ближе всех в любви к уверовавшим те, кто говорит: «Мы – христиане». И это потому, что среди них есть иереи и монахи, которые гордыни лишены и не возносятся в высокомерии перед другими» (5:82). А места поклонения Всевышнему находятся под Его защитой: «Если бы Господь не даровал одним людям возможность защищаться от других, то, непременно, были бы разрушены монастыри и церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминается имя Господне. Бог помогает тому, кто Ему помогает. Воистину, Господь – Всесильный, Великий» (22:40).

В конечном же счете, все люди призываются к единой цели, предполагающей не взаимоистребление цивилизаций, а к тому, о чем гласит Священный Коран: «Скажи: «О люди Книги! Давайте к слову равному для нас и вас придем. Чтоб нам не поклоняться никому, кроме Бога, других божеств к Нему не измышлять, и средь себя не воздвигать других владык, помимо Бога» (3:64).

Охранная грамота Пророка (мир ему)

А в завершение рассказа и размышлений про Синай послушаем самого Пророка Ислама (мир ему и благословение), давшего монастырю вот такую Грамоту: «Во имя Аллаха Всемилостивого, Всемилосердного! Писал писание сие Мухаммад, сын Абдуллахов, в радость и увещевание всем людям. Писал как для своих единоверцев, так и для всех, исповедующих Христианство на востоке и на западе земли, ближних и дальних, грамотных и безграмотных, знатных и простых, давая писание в завет. И кто нарушит этот завет, и поступит в противность заключающегося в нем, и преступит повелеваемое оным, тот есть нарушитель завета Аллахова и преступник, посмеивающийся над Его религией и достойный проклятия, будь он владыка или простой правоверный. Христиане есть принадлежность моя, и я отвращу от них всякую обиду. Да не разрушится ни единая из церквей их или часовен, и да не употребится ничего из принадлежащего церквам их на постройку мечетей или домов мусульман».