В богатейшем наследии арабо-мусульманской культуры и, в частности, в географической литературе, важное место занимают введения, выдержанные в жанре «рихла» — описания стран, увиденных «собственными глазами». Одним из первых блестящих образцов этого жанра можно назвать хорошо известное «Путешествие Ибн Фадлана на Волгу», предпринятое в 922 году посольством багдадского халифа в древний Булгар. А вершиной данного жанра стала книга под названием «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах странствий», составленная на основе того, что поведал великий арабский путешественник Ибн Баттута (1304-1377).

Он родился в марокканском городе Танджа (Танжер) в семье местного факиха (мусульманского правоведа), имевшего берберское происхождение. В 22 года молодой Ибн Баттута покинул отчий дом и отправился в поисках знаний в дальний путь. С караваном тунисских купцов он прошёл через территорию современного Алжира, остановился в Тунисе, женился здесь и двинулся дальше, вплоть до Египта, где тогда правили мамлюки.

Затем любознательный путешественник побывал в Палестине, Ливане и Сирии, и здесь, в Дамаске, прослушав лекции известных мусульманских богословов, получил право преподавать. Темой его лекций стал такой важ¬нейший сборник хадисов, как «Ал-Джами ас-Сахих» ал-Бухари.

Совершив хадж в Священную Мекку, Ибн Баттута двинулся дальше, побывав во владениях Хулагидов (потомков ильхана Хулагу — внука Чингиз-хана), в Ираке и Иране. В Ширазе он получил свидетельство о том, что является знатоком двух мазхабов (богословско-правовых школ) — маликитского и шафиитского. После этого через Йемен он направился в Африку, прошёл по её восточному побережью, Сомали и Кении, и через Оман вернулся в ближневосточные земли.

Территории современной России

Следующий этап путешествий Ибн Баттуты представляет для нас особый интерес, поскольку он побывал на территории современной России, оставив яркие зарисовки о жизни Золотой Орды. Совершив очередной хадж, из Каира через Сирию он направился в Малую Азию, где стал непосредственным свидетелем событий, связанных со становлением турецкого государства Османов.

В начале 1332 года путешественник на корабле по Чёрному морю приплыл в Крым, в Керчь, и такими были его первые впечатления: «Место, куда мы прибыли, называется Дешт-Кипчак. «Дешт» — по-тюркски означает степь. Вся она покрыта зеленью, но там нет деревьев… По этой степи ездят на колёсах, и ехать по ней из края в край надо шесть месяцев: три месяца по владениям султана Мухаммада Узбека (речь идёт о хане Улуса Джучи, названного позже Золотой Ордой) и три месяца по другим владениям» (в Средней Азии).

Далее Ибн Баттута направился по одному из северных ответвлений Великого шёлкового пути. Впереди лежали Кафа (Феодосия), Солдайя (Судак), Солхат (Старый Крым), Азак (Азов), Маджар, далее он свернул к Биштау (окрестности современного Пятигорска) в надежде быть принятым Узбек-ханом, который находился в этих краях на летовке. «В этих пяти горах, — повествует путешественник, — источники горячей воды, которой тюрки моются… Они полагают, что всякий, кто вымылся в ней, исцеляется от болезней».

«Золотом шатре»

Опытный путешественник не обманулся в своих ожиданиях, и хан не только принял (в «Золотом шатре») странника, повидавшего много других земель, но и сделал его приближённым своего двора. Хан Узбек, с именем которого связано официальное введение Ислама на территории Улуса Джучи, был просвещённым государем и собирал вокруг себя богословов, учёных и других носителей знаний, а его гостю из далёкой страны аль-Андалус, как назывались земли мусульманских правителей Испании, было что рассказать.

Узбек-хан не только выслушал Ибн Баттуту, но и оказал ему доверие, введя в состав своего двора, который ближе к осени взял путь к Хаджи-Тархану (Астрахань), где располагалась ещё одна ханская ставка. Более того, хан разрешил гостю сопровождать в Константинополь одну из своих жён, дочь византийского императора.

После более чем месячной по¬ездки Ибн Баттута вернулся уже в Сарай ал-Джадиди («Новый Сарай») или Сарай-Берке (по имени Берке-хана), что стоял на Волге, и оттуда предпринял короткое путешествие в Булгар: «Я захотел совершить поездку туда, чтобы самому убедиться в услышанном, увидеть короткую ночь в одно время года и короткий день — в другое», — так говорит он сам о цели этой поездки. Далее путешественник намеревался отправиться, в район Печоры, в «страну мрака», но приближающаяся зима заставила его отказаться от этой затеи.

Вернувшись в Сарай-Берке, Ибн Баттута в начале 1333 года направился в Хорезм, а через Бухару и Самарканд — в Афганистан. Так начался новый этап его странствий, длившийся более 15 лет, в ходе которых он посетил Балх, Кабул, Герат, северо-восточные районы Ирана и около восьми лет провёл в Индии при дворе султана Мухаммада Туглака, выполняя обязанности кади (судьи). А поручение делийского султана отправиться в качестве его личного посла в Китай дало возможность Ибн Баттуте посетить целый ряд других земель — Цейлон, Мальдивы, Ява, Суматра, пока, наконец, он не прибыл в Пекин.

Отсюда началось его долгое возвращение на родину – через Индию, Иран, Сирию, Египет, откуда он вновь ездил в хадж, Тунис с посещением итальянского острова Сардиния.

Фес

В конце 1349 года Ибн Баттута прибыл в марокканский город Фес, где находился двор правившего тогда султана Абу Инана из династии Маринидов. Рассказы путешественника о его странствиях и приключениях, о неведомых народах и землях настолько заинтересовали султана и его окружение, что он дал поручение придворному историку Ибн Джузайу ал-Калби записать всё это и оформить в виде книги, которая была готова в начале 1356 года.

Но до этого Ибн Баттута успел выполнить ещё несколько поручений султана, побывав, в частности, в Андалузии и в Центральной Африке, где ныне находится государство Мали. Полагают, что в последние годы жизни он выполнял обязанности судьи в разных городах Марокко.

«Путешествие Ибн Баттуты» стало классикой жанра. И не только потому, что он в течение 28 лет посетил сотни городов и селений трёх континентов, преодолев в общей сложности более 75 тысяч километров, но также и потому, что его содержательный рассказ насыщен теми бытовыми деталями, которые делают эту книгу неповторимой.

По мнению академика Игнатия Крачковского, известного переводчика Священного Корана, Ибн Баттута является «последним великим путешественником, объехавшим все мусульманские страны», «универсальным географом-практиком», «без ссылок на которого не обходится ни одна работа о Золотой Орде». А вот как характеризует его Рихард Хенниг: «Живший в XIV веке марокканец Ибн Баттута, несомненно, должен быть признан величай¬шим из всех путешественников, которых знали древний мир и средневековье. Даже достижения Марко Поло бледнеют в сравнении с поразительным трудом, которому была посвящена вся жизнь этого любителя путешествий”.