Народный танец, который лег в основу восточного танца (часто называемого «беллиденс») на протяжении многих столетий является частью местной культуры Северной Африки, Среднего Востока и присутствует даже в Иране. Согласно исследованию, проведенному известной танцовщицей Морокко, устная традиция свидетельствует, что этот танец существовал и в древние времена, когда он использовался в качестве практики, облегчающей роды.

Несмотря на стилистическое изобилие, которым представлен народный танец, сценическое фолк-выступление связано почти исключительно с египетскими реквизитами, костюмами и музыкой. Американцы – уроженцы Ирана, с которыми я общалась, называют беллиденс «арабским танцем». Когда я была в Турции, то обратила внимание, что тамошние танцовщицы чаще выступали под арабскую музыку, чем под турецкую, и использовали такие египетские реквизиты как трости и канделябры. В Северной Америке наиболее популярная презентация восточного танца – это выступления под египетскую музыку, с египетскими реквизитами и соответствующей стилизацией. Если вы – новичок в сообществе беллиденса, вы можете задаваться вопросом, почему же египетская музыка и интерпретация доминируют на сцене восточного танца. Вот статья, которая поможет вам это понять.

От народного танца в ночные клубы

До 19 века восточный танец исполнялся главным образом в семьях. На свадьбах, обрядах обрезания и по случаю прочих празднеств люди танцевали ради радости танца. Иногда нанимались профессиональные исполнители. Поскольку праздники были семейными, посторонние лица редко имели возможность засвидетельствовать танцы.

В течение 19 века Европа переживала моду на Восток. Писатели (например, Флобер) и художники (Жан-Леон Жером) посещали Средний Восток и Северную Африку в поисках творческого вдохновения. Туристы следовали за ними и таращили глаза на экзотические народы и пейзажи. Колониальные армии Англии и Франции оккупировали различные страны этих регионов. Среди этих ищущих забав европейцев быстро разошлась молва, что одной из достопримечательностей, которую ну никак нельзя упустить, являются танцовщицы. Любили ли европейцы танцевать, ненавидели ли – было все равно. Их притягивало нечто, что так отличается от того, что есть на родине. И, хотя раньше местные женщины танцевали только на семейных праздниках и событиях сообществ, они открыли для себя новый рынок: иностранцев.

В Каире первые ночные клубы, предлагавшие танцевальные развлечения, открылись в 1920-х годах. Также подобные места появились в Бейруте и Ливане. Возможностей устроиться на работу танцовщицей или музыкантом было множество благодаря неизбывной потребности иностранцев в экзотических развлечениях.

В это время Турция боролась с культурной революцией, вызванной свержением последнего оттоманского султана после Первой мировой войны. Страна погрязла в переходе от монархии к демократии, от религиозного общества к нецерковному. Под руководством Ататурка Турция отдалилась от своей восточной культуры и обратила взгляды на Запад, стремясь к прозападному политическому и культурному развитию. Новое правительство запретило мужчинам ношение фесок, а женщинам – ношение паранджи. Также была запрещена суфийская секта Мевлеви.

Из-за этих глубоких общественных перемен восточная музыка и танец не имели никакой возможности развиваться в Турции сообразно своей исторической обусловленности.

От ночных клубов к кино и музыке

В первой половине 20 века в США начали развиваться музыкальная и киноиндустрия; похожая индустрия развлечений появилась и в арабском мире. Подобно тому, как Нью-Йорк и Голливуд были центрами американского entertainment, Каир и Бейрут стали центрами арабского.

В 1940-х годах египетские кинопроизводители начали выпускать арабоязычные мюзиклы. На небосводе развлечений взошла звезда Фарида-аль-Атраша, который покорил сердца многих женщин своей музыкой, которая разошлась хитами по всему арабскому миру, и своей виртуозной игрой на уде. Еще одним знаменитым композитором стал Мохаммед Абдель Вахаб.

Англоязычные мюзиклы содержали танцевальные сцены; появились они и в арабских мюзиклах. Выступления в стиле восточного танца в этих кинолентах сделали международными звездами Тахию Кариоку и Самию Гамаль. Даже сегодня эти ранние звезды египетского танца считаются частью культурного наследия арабского мира, подобно тому, как часть американского культурного наследия составляют Фред Астер, Джинджер Роджерс и Джене Келли. В Ливане же развивалась собственная сцена восточного танца, возглавляемая Надией Гамаль.

Черпая вдохновение из гаремных сцен голливудских фильмов, египетская киноиндустрия выпускала фильмы с исполнительницами в костюмах, напоминающих голливудские. И вскоре египетский танец на всем Среднем Востоке превратился в исполнительное искусство, а не в социальное танцевание, которым был раньше.

Хотя социальное танцевание присуще культурам на протяжении всего Среднего Востока, ни в Турции, ни в Иране, ни в Северной Африке исполнительное искусство не развилось так, как оно развилось в Египте. Вот почему многие люди со Среднего Востока называют публичные выступления oriental «арабским танцем».

1960-1980

Богатый вклад Ливана в арабскую культуру прервала гражданская война. Когда люди думают только о том, как остаться в живых, и едва умудряются сводить концы с концами под черными облаками войны – тогда им не до индустрии развлечений.

Так Египет стал центром развития исполнительных искусств арабского мира. В период между 1960 и 1980 годами появились несколько звезд, достойных упоминания: Сохейр Заки, Нагва Фуад, Надиа Хамди, Фифи Абдо и другие. Этим танцовщицам платили большие деньги, и по египетским меркам они стали очень богатыми. Они могли позволить себе заказы сложных песен у музыкантов и их исполнение оркестрами из сорока инструментов. Это было прекрасное время для туристов, которые приезжали в Египет только чтобы посмотреть выступления мирового уровня качества.

Звезды выступали в пятизвездочных клубах, которым покровительствовали богатые арабы из соседних стран – например, Саудовской Аравии. Египетская индустрия развлечений давала им работу, а новые СМИ делали их знаменитыми.

Когда в конце 1970-х годов авиабилеты стали доступнее, в Египет на просмотр шоу звезд хлынули многие артисты танца из Европы, Северной Америки и Австралии. Этих «танцевальных туристов» привлекали популярность звезд и их выступления высочайшего качества. Люди возвращались в свои страны с чемоданами, полными музыки, реквизитов и костюмов с намерением скопировать танцы, увиденные в Египте.

В это же время турецкая сцена oriental ориентировалась в основном на аморальный рынок. Танцовщицы одевались в открытые костюмы и выступали в дешевых ночных клубах. Они не были примером для иностранных танцовщиц из Европы, Северной Америки и Австралии.

Египет оказал огромное влияние на танцевальную сцену всего мира. Именно в Египет слетались, чтобы посмотреть на прекрасные выступления восточного танца в ночных клубах высокого уровня, и именно Египет был лучшим местом для покупки костюмов и музыки. Египет был единственной страной на Среднем Востоке, где исполнительниц восточного танца ждали богатство и известность.

Танцевальная сцена сегодня

К сожалению, танцевальная сцена Египта пришла в упадок в 1990-е годы.

Одна причина заключается в том, что сократилось количество богатых арабских туристов из региона Персидского Залива, которые покровительствовали лучшим ночным клубам Каира. Там любило отдыхать старшее поколение. Молодежь предпочитает другие развлечения и ищет их в других местах. Вследствие этого несколькие пятизвездочные клубы закрылись из-за потери выручки.

Также негативное влияние на египетскую танцевальную сцену оказал тот факт, что мусульманские экстремисты избрали Египет местом для своей консервативной пропаганды. Они предлагали семьям деньги за то, что женщины будут носить традиционные мусульманские наряды вместо западной одежды. И учиняли расправу над людьми, которые не удовлетворяли их строгому пониманию ислама.

Эти экстремисты относились к публичным танцевальным выступлениям женщин с особым вниманием потому, что ислам назидает женщинам скрывать свою красоту и показывать ее только своим мужьям. Экстремисты угрожали учинением насилия любым мероприятиям, включающим танцы женщин перед мужчинами. Вследствие этого люди, боясь расправы, перестали нанимать танцовщиц на свадьбы и другие праздники. Когда я была в Египте в 1999 году, меня пригласили на две свадьбы, и ни на одной из них не было танцовщиц. Вместо них танцевали молодые мужчины.

Сегодня знаменитые египетские танцовщицы Фифи Абдо и Дина ходят в сопровождении телохранителей. Другие (Нагва Фуад и Сохейр Заки) перестали танцевать в конце 1980-х – начале 1990-х потому, что продолжать танцевать того не стоило. Танцовщицы, которые зарабатывали на жизнь выступлениями на свадьбах и в ночных клубах, стали нищенствовать. И на их место заступили иностранки из России, Аргентины и других стран.

Но в то время как египетская танцевальная сцена пришла в упадок, oriental в других странах начал развиваться.

С окончанием гражданской войны в Ливане Бейрут запустил программы поддержки культурного наследия.

В Турции в наиболее посещаемых туристами клубах появились прекрасные исполнительницы восточного танца. Любопытно, что большинство из тех, которых я видела там в 2000 году, танцевали под арабскую музыку и использовали египетский реквизит (трости и канделябры). Костюмы их были красивыми и, на взгляд жительницы Северной Америки, сделанными со вкусом. Хотя я уверена, что в Турции до сих пор есть места, где танцуют с ориентацией на разврат, в этой стране сегодня существует множество возможностей увидеть выступления высокого качества.