В марте прошли необычно обильные дожди на западе Алжира, в… Сахаре, и там началась «тихая охота»: кочевники-берберы подчас целыми семьями выходят рано утром на поиск белых песчаных трюфелей. Эти реликтовые грибы великой африканской пустыни в изобилии растут под песком в невысоких зарослях кустарника.

Сбор трюфелей

По давней традиции, на сбор трюфелей чаще выходят юноши и девушки. В весеннюю пору, которая в зависимости от дождей иногда приходится в Сахаре даже на Новый год, но сейчас совпала с календарем, молодые люди получают возможность не только найти знаменитое лакомство, но и завести знакомство друг с другом вдали от родителей.

В пустыне нет свиней, которые, к примеру помогают французам находить трюфели, или медведей, делавших то же самое когда-то в России. Поэтому грибникам приходится отыскивать грибы по издавна известным приметам: в местах, где под песком прячутся лакомые клубни, образуются ложбинки, а рядом всегда распускаются на короткое время белые и фиолетовые гелиотропы или другие тянущиеся к солнцу цветы. Грибник разгребает мягкую зыбкую почву и, если повезет, вытаскивает белые клубни. Иногда они бывают и коричневые, в зависимости от почвы и корней растений, к которым цепляются.

Сахарские трюфели

Сахарские трюфели, как правило, невелики — размером от грецкого ореха до мандарина. Но бывают и удачи, о которых помнят годами. Так, восемь лет назад было найдено несколько трюфелей весом до 3,5 килограмма.

О начале «тихой охоты» сразу же узнают на рынках. В западносахарском городе Бешар в эти дни бойко торгуют трюфелями. Цены для столь деликатесных грибов не очень большие — 5-6 долларов за килограмм. Находятся и оптовые скупщики, которые отправляют трюфели в алжирскую столицу на Средиземноморье, а оттуда в порты Франции для гурманов с тугим кошельком.

Алжирцы тоже с удовольствием едят трюфели. Но готовят их на свой лад. Прямо в пустыне разводят костер из кустарника. Ждут, пока он не прогорит до углей или до золы, а затем пекут в них грибы, как картошку в России. Приготовленные таким образом, они и ароматно пахнут, и до того вкусны, что пальчики оближешь. Говорят, что ни в чем не уступают французским собратьям, про которых Пушкин писал в «Евгении Онегине»: «И трюфли, роскошь юных лет, Французской кухни лучший цвет»…

А в соседнем с Алжиром Марокко самые грибные места — в дубравах. Пробковый лес в Марокко — поистине сказочный. Особенно в декабре и январе, когда его обильно поливают дожди и сбор серой пористой коры у самого корневища дерева закончен. Ежегодно крестьяне-дровосеки срезают до 300 тысяч кубометров ценного сырья для закупоривания лучших марокканских вин и на экспорт для бутылок доброго европейского искристого.

Опята

А весной, среди невысоких, сильно общипанных дубов, в мелкой травке, среди желудей и цветов вроде незабудок — настоящее изобилие опят. Другие грибы встречаются гораздо реже. Опята такие же, как у нас, ну, может, чуть покрупнее да посуше. Растут прямо под дубками, где в наших лесах в основном ищешь белые. Если повезет, то можно напасть на целый грибной ковер.

В дубравах практически нет грибников. Марокканцы грибы, тем более опята, просто-напросто не едят. Исключением являются лишь трюфели. И то — благодаря французам, которые в колониальные времена привили любовь к этим клубневидным деликатесам коренному населению — арабам и берберам. Но навыки сбора трюфелей с поисковыми свиньями привить не удалось: добытчики пробковой коры — мусульмане. И в Марокко в отличие от Алжира трюфели не белые, а коричневатые, а собирают их в основном для продажи. Вдоль дороги нередко можно видеть крестьян с коричневатыми грибными горками. Пожалуйста, покупайте! Самому найти, не имея нужного навыка, ох как трудно. Да и нет ничего дороже для россиянина, которого занесло в Марокко, чем «опята — славные ребята», собранные под теплым солнцем Африки. У рабатского очага они скрашивают жизнь и жаренными с картошкой, и засоленными по-московски, по-рязански или как-то еще.